«Ты еси муж, сотворивый сие!»

(Рейтинг +7)
Loading ... Loading ...

содрогнувшись, он быстро вскочил со стула, тяжело рухнул головой на стол,
так что она коснулась трупа, и с уст его быстро и бурно полилось признание в
том самом гнусном преступлении, за которое мистер Шелопайн был заключен в
тюрьму и приговорен к смерти.
То, что рассказал убийца, сводилось приблизительно к следующему: он
следовал за своей жертвой почти до самого озерка, здесь выстрелил в лошадь
из пистолета, уложил всадника ударом рукоятки, завладел бумажником и,
полагая, что лошадь мертва, с большим трудом оттащил ее в заросли ежевики на
берегу озерка. Труп мистера Челноука он взвалил на спину собственной лошади
и увез его далеко в лес, чтобы спрятать в надежном месте.
Жилет, бумажник, нож и пулю он подбросил для того, чтобы отомстить
мистеру Шелопайну. Находку окровавленного шейного платка и рубашки тоже
подстроил он.
По мере того как это леденящее кровь повествование близилось к концу,
слова злодея звучали все более глухо и невнятно. Когда же показания его были
исчерпаны, он выпрямился, отшатнулся от стола и упал — мертвый.

* * *

Способ, посредством которого удалось вырвать это своевременное
признание, был, несмотря на свою действенность, очень прост. Чрезмерное
чистосердечие мистера Душкинса неприятно поразило меня и с самого начала
вызвало подозрения. Я был при том, как мистер Шелопайн ударил его, и
выражение дьявольской злобы, которое скользнуло тогда по его лицу, каким бы
мимолетным оно ни было, убедило меня, что он неукоснительно выполнит свою
угрозу отомстить при первой же возможности. Итак, я был уже подготовлен к
тому, чтобы взглянуть на маневры «старины Чарли» совсем иными глазами, чем
добрые граждане Рэттлборо, и фазу же отметил, что все изобличительные
находки — прямо или косвенно — связаны с ним. Но до конца открыл мне глаза
на истинное положение вещей эпизод с пулей, найденной мистером Душкинсом в
теле лошади. Я-то не забыл, — хоть горожане и забыли, — что кроме отверстия,
через которое пуля вошла в тело, было и другое, через которое она вышла. А
раз ее нашли в туше уже после того, как животное испустило дух, я был
уверен, что пулю подложил тот, кто нашел ее. Окровавленная рубашка и шейный
платок подтвердили мысль, на которую меня навела пуля, ибо кровь, при
ближайшем рассмотрении, оказалась превосходным красным вином — не более
того. Когда я начал обдумывать все эти факты и сопоставил их с необъяснимо
возросшими за последнее время щедростью и расходами мистера Душкинса, я
укрепился в своих подозрениях, которые не стали слабее от того, что я ни с
кем ими не поделился.
Тем временем я приступил к систематическим тайным поискам трупа мистера
Челноука, производившимся, по достаточно веским соображениям, как можно
дальше от тех мест, куда водил своих приверженцев мистер Душкинc. В
результате через несколько дней я набрел на старый высохший колодец,
прятавшийся в зарослях ежевики; и тут, на дне, я обнаружил то, что искал.
Случилось так, что я был невольным свидетелем того разговора между
двумя друзьями, когда мистер Душкинc ухитрился выманить у своего
гостеприимного хозяина обещание подарить ему ящик шато-марго. На этом
неопределенном обещании я и сыграл. Я раздобыл кусок тугого китового уса,
протолкнул его в гложу трупа и дальше вниз, а самый труп положил в старый
ящик из-под вина, постаравшись при этом так согнуть тело, чтобы вместе с ним
согнулся и китовый ус. Понятно, что мне пришлось сильно нажать на крышку,
чтобы удержать се, пока я заколачивал гвозди. И я, разумеется, предвидел,
что стоит их выдернуть — и крышка отлетит, а тело выпрямится.
Запаковав указанным образом ящик, я маркировал его, проставил номер и
надписал адрес — так, как об этом рассказывалось выше; а затем, отправив
письмо от имени виноторговцев, клиентом которых был мистер Челноук, наказал
своему слуге по моему знаку подвезти ящик на тачке к дверям мистера
Душкинса. Что касается слов, которые должен был произнести мертвец, то здесь
я с уверенностью полагался на свой талант чревовещателя: именно на него я и
рассчитывал, надеясь вырвать признание у злодея.
Вот, кажется, и все, больше объяснять нечего. Мистер Шелопайн был
немедленно освобожден из-под стражи, получил состояние своего дяди, извлек
полезный урок из выпавших на его долю испытаний, начал новую жизнь и с тех
пор был неизменно счастлив.

«ТЫ ЕСИ МУЖ, СОТВОРИВЫЙ СИЕ!»

(«THOU ART THE MAN»)

1* Гор, Кэтрин Грейс (1799-1861) — английская писательница. Наиболее
известный ее роман «Сесил, или Приключения фата» (1841), как и другие ее
книги, стали объектом пародии В. М. Теккерея. Своими сведениями о жизни
лондонского аристократического общества, нашедшими отражение в романе
«Сесил», она обязана Вильяму Бекфорду.
2* Чикасо — см. примечание 24 к «Как писать рассказ для «Блэквуда»».
3* Бекфорд, Вильям (1760-1844) — английский писатель, обладавший
богатейшей коллекцией древностей, автор фантастической повести «Ватек».
4* …Булвера и Диккенса… — сравнивая английского писателя Эдуарда
Джорджа Булвера-Литтона с Чарлзом Диккенсом, По писал: «Булвер при помощи
искусства создал талантливое произведение; Диккенс при помощи таланта
усовершенствовал нормы искусства, которые возвысят затем самую сущность
искусства». Творчеству Булвера и Диккенса По посвятил несколько критических
статей.
5* Эйнсворт — см. примечание 3 к рассказу «История с воздушным шаром».
6* «Ты еси муж, сотворивый сие!» — с этими словами обратился к царю
Давиду пророк Нафан, рассказавший ему перед тем притчу о богаче, отобравшем
у бедняка единственную овечку (Библия, Вторая книга Царств, XII, 7).

* Примечания составлены А. Н. Николюкиным. Воспроизводятся (с опущением
библиографических данных) по изданию: Эдгар А. По. Полное собрание
рассказов. М.: Наука, 1970. Серия «Литературные памятники». — Прим. ред.

Страницы: 1 2 3 4

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!