Три воскресенья на одной неделе

(Рейтинг +9)
Loading ... Loading ...

ровно год, по-моему. Ну да, погодите-ка, конечно! Сегодня ведь десятое
октября. Помните, мистер Скупердэй, год назад я в этот же самый день
приходил к вам прощаться? И, кстати сказать, надо же быть такому совпадению,
что наш друг капитан Смизертон тоже отсутствовал как раз год — ровно год
сегодня, не так ли?
Смизертон: Именно! Точнешенько год! Вы ведь помните, мистер Скупердэй,
я вместе с капитаном Праттом навестил вас в этот день год назад и
засвидетельствовал вам перед отплытием мое почтение.
Дядя: Да, да, да, я отлично помню. Как, однако же, странно. Оба вы
пробыли в отсутствии ровнехонько год! Удивительное совпадение! То, что
доктор О’Болтус назвал бы редкостным стечением обстоятельств. Доктор
О’Бол…
Кейт (прерывая): И в самом деле, папочка, как странно. Правда, капитан
Пратт и капитан Смизертон плыли разными рейсами, а это, вы сами знаете,
совсем другое дело.
Дядя: Ничего я такого не знаю, проказница. Да и что тут знать?
По-моему, тем удивительнее. Доктор О’Болтус…
Кейт: Но, папочка, ведь капитан Пратт плыл вокруг мыса Горн, а капитан
Смизертон обогнул мыс Доброй Надежды. Дядя. Вот именно! Один двигался на
запад, а другой на восток. Понятно, стрекотунья? И оба совершили
кругосветное путешествие. Между прочим, доктор О’Болтус…
Я (поспешно): Капитан Пратт, приходите к нам завтра вечером — и вы,
Смизертон, — расскажете о своих приключениях, сыграем партию в вист…
Пратт: В вист? Что вы, молодой человек! Вы забыли: завтра воскресенье.
Как-нибудь в другой раз…
Кейт: Ах, ну как можно? Роберт еще не совсем потерял рассудок.
Воскресенье сегодня.
Дядя: Разумеется.
Пратт: Прошу у вас обоих прощения, по невозможно, чтобы я так ошибался.
Я точно знаю, что завтра воскресенье, так как я…
Смизертон (с изумлением): Позвольте, что вы такое говорите? Разве не
вчера было воскресенье?
Все: Вчера? Да вы в своем ли уме!
Дядя: Говорю вам, воскресенье сегодня! Мне ли не знать?
Пратт: Да нет же! Завтра воскресенье.
Смизертон: Вы просто помешались, все четверо. Я так же твердо знаю, что
воскресенье было вчера, как и то, что сейчас я сижу на этом стуле.
Кейт (вскакивая в возбуждении): Ах, я понимаю! Я все понимаю! Папочка,
это вам перст судьбы — сами знаете в чем. Погодите, я сейчас все объясню. В
действительности это очень просто. Капитан Смизертон говорит, что
воскресенье было вчера. И он прав. Кузен Бобби и мы с папочкой утверждаем,
что сегодня воскресенье. И это тоже верно, мы правы. А капитан Пратт убежден
в том, что воскресенье будет завтра. Верно и это, он тоже прав. Мы все
правы, и, стало быть, на одну неделю пришлось три воскресенья!
Смизертон (помолчав): А знаете, Пратт, Кейт ведь правду говорит. Какие
же мы с вами глупцы. Мистер Скупердэй, все дело вот в чем. Земля, как вы
знаете, имеет в окружности двадцать четыре тысячи миль. И этот шар земной
вертится, поворачивается вокруг своей оси, совершая полный оборот
протяженностью в двадцать четыре тысячи миль с запада па восток ровно за
двадцать четыре часа. Вам понятно, мистер Скупердэй?
Дядя: Да, да, конечно. Доктор О’Бол…
Смизертон (заглушая его): То есть, сэр, скорость его вращения — тысяча
миль в чае. Теперь предположим, что я переместился отсюда на тысячу миль к
востоку. Понятно, что для меня восход солнца произойдет ровно на чае раньше,
чем здесь, в Лондоне. Я обгоню ваше время на один час. Продвинувшись в том
же направлении еще на тысячу миль, я опережу ваш восход уже на два часа; еще
тысяча миль — на три часа, и так далее, покуда я не возвращусь в эту же
точку, проделав путь в двадцать четыре тысячи миль к востоку и тем самым
опередив лондонский восход солнца ровно на двадцать четыре часа. Иначе
говоря, я на целые сутки обгоню ваше время. Вы понимаете?
Дядя: Но О’Болтус…
Смизертон (очень громким голосом): Капитан же Пратт, напротив, отплыв
на тысячу миль к западу, оказался на час позади, а проделав весь путь в
двадцать четыре тысячи миль к западу, на сутки отстал от лондонского
времени. Вот почему для меня воскресенье было вчера, для вас оно сегодня, а
для Пратта наступит завтра. И главное, мистер Скупердэй, мы все трое
совершенно правы, ибо нет никаких философских резонов, почему бы мнению
одного из нас следовало отдать предпочтение.
Дядя: Ах ты, черт, действительно… Ну, Кейт, ну, Бобби, это в самом
деле, как видно, перст судьбы. Я — человек слова, это каждому известно. И
потому ты можешь назвать ее своею (со всем, что за ней дается), когда
пожелаешь. Обошли меня, клянусь душою! Три воскресенья подряд, а? Интересно,
что скажет О’Болтус на это?

Страницы: 1 2

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!