Тайна Мари Роже

(Рейтинг +20)
Loading ... Loading ...

возвращения, и, наконец, его твердую решимость «не позволять никому другому
принимать участие в расследовании». Мне представляется безусловным, что Бове
был поклонником Мари, что она с ним кокетничала и что он стремился внушить
всем, будто пользуется ее особым доверием и расположением. Больше я ничего
об этом говорить не стану, а поскольку факты полностью опровергают
утверждение «Этуаль» относительно равнодушия матери Мари и других ее
родственников — равнодушия, которое ставило бы под сомнение искренность их
убеждения, что найден действительно труп Мари, — мы будем далее исходить из
того, что вопрос об установлении личности убитой разрешен к полному нашему
удовлетворению.
— А что вы умаете, — спросил я, — о предположениях «Коммерсьель»?
— Я думаю, что по своему духу они заслуживают значительно большего
внимания, чем все прочие мнения, высказанные об этом деле. Выводы из
предпосылок философски верны и остроумны, однако по меньшей мере в двух
случаях предпосылки опираются на неточные наблюдения. «Коммерсьель» дает
попять, что Мари неподалеку от дома ее матери схватила шайка негодяев.
«Невозможно предположить, — настаивает газета, — чтобы кто-нибудь, столь
известный публике, как эта молодая особа, мог пройти незамеченным три
квартала». Такую мысль мог высказать лишь мужчина, коренной парижанин,
видный член общества, который, как правило, ходит только по определенным
улицам в деловой части города. Он по опыту знает, что ему редко удается
пройти пять кварталов от своей конторы без того, чтобы его кто-нибудь не
узнал и не заговорил с ним. Он знает обширность своих знакомств и, сравнивая
собственную известность с известностью продавщицы из парфюмерной лавки, не
обнаруживает существенной разницы, а потому тут же приходит к заключению,
что и ее на улице должны узнавать не реже, чем его. Но так могло бы быть
только, если бы она, подобно ему, ходила одним и тем же неизменным путем в
пределах четко ограниченной части города. Он проходит туда и обратно в
определенные часы, и его маршрут пролегает по улицам, где ему на каждом шагу
встречаются люди, интересующиеся им из-за общности их занятий. Мари же в
своих прогулках вряд ли придерживалась какого-либо определенного маршрута. А
в данном случае наиболее вероятным будет предположение, что она избрала
путь, как можно более отличавшийся от обычных. Сопоставление, которое, как
мы полагаем, подразумевала «Коммерсьель», оказалось бы справедливым, только
если бы два сопоставляемых индивида прошли через весь город. В этом случае,
при условии равной обширности круга их знакомств, были бы равны и их шансы
на равное число встреч со знающими их людьми. Я же считаю не только
возможным, но и гораздо более вероятным, что Мари могла в любое заданное
время проследовать по какому-либо из многочисленных путей, соединяющих ее
жилище и жилище ее тетки, не встретив ни единого человека, который был бы ей
известен или которому была бы известна она. Рассматривая этот вопрос
наиболее полно и правильно, мы должны все время помнить о колоссальном
несоответствии между кругом знакомств даже самого известного парижанина и
всем населением Парижа.
Если предположение «Коммерсьель» тем не менее еще сохраняет некоторую
силу, нам следует вспомнить час, в который Мари вышла из дома. «И она вышла
из дома в час, — утверждает «Коммерсьель», — когда улицы были полны народа».
Однако дело обстояло по-другому. Это произошло в девять часов утра.
Действительно, в девять часов утра улицы бывают полны народа в любой день
недели, кроме воскресенья. В воскресенье же в девять часов утра горожане
обычно бывают дома, собираясь идти в церковь. Любой наблюдательный человек,
несомненно, замечал особую пустынность городских улиц в воскресное утро с
восьми до десяти часов. Между десятью и одиннадцатью часами их действительно
заполняют прохожие, но не ранее, не в час, о котором идет речь.
Наблюдательность изменила «Коммерсьель» и в другом случае. «От одной из
нижних юбок злосчастной девушки, — указывает газета, — был оторван кусок
длиной в два фута и шириной в фут. Из него была устроена повязка,
проходившая под ее подбородком и затянутая узлом у затылка. Проделано это,
возможно, было для того, чтобы помешать ей кричать, и сделали это субъекты,
не располагающие носовыми платками». Насколько это предположение
основательно само по себе, мы рассмотрим позже, но во всяком случае под
«субъектами, не располагающими носовыми платками», автор подразумевает
бродяг самого низшего разбора. Однако именно у них всегда бывают платки,
даже у тех, у кого и рубашки нет. Вероятно, вы заметили, что за последние
годы платки превратились в обязательную принадлежность всего городского
отребья.
— А как следует оценить статью в «Солей»? — спросил я.
— Очень жаль, что ее сочинитель не родился попугаем — в этом случае он,
несомненно, стал бы самым знаменитым попугаем на свете. Он всего-навсего
повторяет отдельные положения из того, что уже было высказано кем-то другим,
разыскивая их с похвальным трудолюбием на страницах чужих газет. «Все эти
вещи, несомненно, пролежали там не менее трех-четырех недель, и не может
быть никаких сомнений, что место, где совершилось это гнусное преступление,
наконец найдено». Факты, которые тут вновь перечисляет «Солей», моих
сомнений отнюдь не рассеивают, и подробнее мы о них поговорим позднее, в
связи с еще одним аспектом этой темы.
А пока нам следует заняться другими вопросами. Вы, несомненно, обратили
внимание на чрезвычайную небрежность осмотра трупа. Да, конечно, личность
убитой была установлена достаточно быстро, но многое осталось невыясненным.
Был ли труп ограблен? Надела ли убитая, выходя из дому, какие-нибудь дорогие
украшения? А если да, то были ли они найдены на ее теле? На эти весьма
важные вопросы материалы расследования не дают никакого ответа, без внимания
остались и другие, столь же существенные моменты. Мы должны попробовать сами
восполнить эти пробелы. Необходимо заново рассмотреть роль Сент-Эсташа. У
меня нет против него никаких подозрений, но нам следует действовать
систематически. Мы придирчиво проверим его письменное показание о том, где и
когда он был в то воскресенье. Такого рода показания нередко оказываются
весьма ненадежными. Но если мы не обнаружим в них никаких противоречий, то
больше Сент-Эсташем заниматься не будем. Однако его самоубийство, хотя оно и
усугубило бы подозрения против него в случае, если бы нам удалось доказать
лживость этих показаний, вполне объяснимо, если они верны, а потому из-за
него нам незачем изменять обычные методы анализа.
Я предлагаю пока не заниматься непосредственно самим трагическим
событием, а сосредоточить наше внимание на предшествовавших и
сопутствовавших ему обстоятельствах. Одна из частых и отнюдь не наименьших
ошибок подобного рода расследований заключается в том, что расследуется
только самый факт, а все опосредствованно или косвенно с ним связанное
полностью игнорируется. Суды совершают значительный промах, ограничивая
рассмотрение улик и свидетельских показаний лишь темп, связь которых с делом
представляется непосредственной и очевидной. Однако, как не раз показывал
прошлый опыт и как всегда покажет истинная философия, значительная, если не
подавляющая часть истины раскрывается через обстоятельства, на первый взгляд
совершенно посторонние. Именно дух, если не буква этого принципа, лежит в
основе решимости современной науки опираться на непредвиденное. Но,
возможно, вам непонятны мои слова. История накопления человеческих знаний
непрерывно доказывает одно: наибольшим числом самых ценных открытий мы
обязаны сопутствующим, случайным или непредвиденным обстоятельствам, а
потому, в конце концов, при обзоре перспектив на будущее стало необходимым
отводить не просто большое, но самое большое место будущим изобретениям,
которые возникнут благодаря случайности и вне пределов предполагаемого и
ожидаемого. Теперь стало несовместимым с философией строить прогнозы
грядущего, исходя только из того, что уже было. Случай составляет признанную
часть таких построений. Мы превращаем случайность в предмет точных
исчислений. Мы подчиняем непредвиденное и невообразимое научным
математическим формулам.
Как я уже говорил, наибольшая часть истины была открыта благодаря
побочным обстоятельствам; и в соответствии с духом принципа, стоящего за
этим фактом, я в данном случае перенесу расследование с истоптанной и до сей
поры неплодородной почвы самого события на обстоятельства, ему
сопутствовавшие. Вы будете проверять истинность показаний, подтверждающих,
где и когда был в то воскресенье Сент-Эсташ, а я тем временем проштудирую
газеты не столь целенаправленно, как сделали это вы. Пока мы лишь произвели
предварительную разведку, но будет весьма странно, если широкое ознакомление
с прессой, которое я намерен предпринять, не откроет какие-нибудь
второстепенные подробности, которые, в свою очередь, подскажут нам, в каком
направлении надо вести расследование.
Выполняя поручение Дюпена, я скрупулезно изучил вышеупомянутые
показания и убедился в их истинности, а следовательно, и в невиновности
Сент-Эсташа. Тем временем мой друг с тщанием, которое представлялось мне
совершенно излишним, просматривал одну газетную подшивку за другой. Через
неделю он положил передо мной следующие выдержки:
«Примерно три с половиной года назад волнение, весьма напоминающее
нынешнее, было вызвано исчезновением той же самой Мари Роже из парфюмерной

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!