Прыг-Скок

(Рейтинг +69)
Loading ... Loading ...

изволили ударить девчонку и выплеснуть вино ей в лицо, тотчас же после того,
как ваше величество изволили это сделать и, покамест попугай за окном
издавал эти странные звуки, пришла мне в голову одна отменная пот эха, одна
из забав у меня на родине — у нас на маскарадах ее часто затевают, но здесь
она будет совершенно внове. Однако, к сожалению, для нее требуются восемь
человек и…
— Пожалуйста! — вскричал король и засмеялся, радуясь тому, с какою
проницательностью заметил совпадение. — Ровным счетом восемь — я и семеро
моих министров. Ну! Так что же это за потеха?
— Называется она, — отвечал уродец, — Восемь Скованных Орангутангов, и
при хорошем исполнении смеху не оберешься.
— Мы ее исполним, — заметил король, приосанясь и подмигивая обоими
глазами.
— Прелесть игры, — продолжал Прыг-Скок, — заключается в страхе, который
она вызывает у женщин. — Славно! — хором проревели монарх и его министры. —
Я выряжу вас орангутангами, — пояснил свою идею карлик, — уж предоставьте
это мне. Сходство будет так разительно, что на маскараде все примут вас за
настоящих зверей — и, разумеется, их ужас не уступит по силе их потрясению.
— Ох, это восхитительно! — воскликнул король. — Прыг-Скок! Я озолочу
тебя.
— Цепи надобны для того, чтобы лязгом усилить переполох.
Предполагается, что все вы сбежали от ваших сторожей. Ваше величество не в
силах представить, какой эффект производят на маскараде восемь орангутангов,
которых почти все присутствующие сочтут за настоящих, когда они с дикими
воплями ворвутся в толпу изящно и роскошно одетых кавалеров и дам. Контраст
неподражаем.
— Уж конечно, — сказал король; и все торопливо поднялись с мест
(времени оставалось немного), дабы приступить к осуществлению замысла,
предложенного шутом.
Его способ экипировки был весьма прост, но для его цели достаточен. В
эпоху, о которой идет речь, орангутангов очень редко видели в какой-либо
части цивилизованного мира, и, так как наряды, предложенные карликом, делали
ряженых достаточно похожими на зверей и более чем достаточно гадкими, то их
верность природе сочли обеспеченной.
Король и министры сперва облачились в плотно облегающие сорочки и
панталоны в виде трико. Затем одежду пропитали дегтем. Тут кто-то предложил
перья; но предложение было тотчас же отвергнуто карликом, который быстро
убедил всех восьмерых посредством наглядной демонстрации, что шерсть такой
твари, как орангутанг, гораздо более успешно изобразит льняная кудель. И
соответственно толстым слоем кудели облепили слой дегтя. Затем достали
длинную цепь. Сперва ею опоясали короля и завязали ее; за ним — одного из
министров и тоже завязали; и всех остальных — по очереди, подобным же
образом. Когда с этим было покончено, король и министры отошли как можно
дальше один от другого, образуя круг; и ради большей натуральности Прыг-Скок
протянул остаток цепи крест-накрест поперек круга, как в наши дни делают на
Борнео охотники на шимпанзе и других крупных обезьян.
Маскарад имел быть в большой круглой зале, очень высокой и пропускающей
свет солнца только через люк в потолке. По вечерам (то есть в ту пору, на
которую зала специально была рассчитана) ее освещала главным образом большая
люстра, свисающая на цепи из середины люка; как водится, люстру поднимали и
опускали при помощи противовеса, но (чтобы не портить вида) он помещался
снаружи за куполом.
Заду убирали под наблюдением Пушинки, но, видимо, в некоторых
частностях она следовала рассудительным советам своего друга-карлика. По его
предложению в этот вечер люстру убрали. Капли воска (а в такой вечер их было
решительно невозможно избежать) нанесли бы основательный ущерб пышным
нарядам гостей, которые при большом скоплении не могли бы все держаться в
стороне от центра залы, то есть не под люстрой. В разных частях залы, так,
чтобы не мешать гостям, добавили кенкетов; и в правую руку каждой из
пятидесяти или шестидесяти кариатид вставили по факелу, пропитанному
благовониями.
Восемь орангутангов, следуя совету шута, терпеливо дожидались полуночи
(когда зала должна была до отказа наполниться масками), прежде чем появиться
на людях. Но не успел еще замолкнуть бой часов, как они ворвались или,
вернее, вкатились все разом, ибо цепи мешали им, отчего при входе каждый из
них споткнулся, а некоторые упали.
Среди гостей поднялась невероятная тревога, исполнившая сердце короля
восторгом. Как и ожидали, многие из присутствующих поверили, будто эти
свирепого вида твари — и в самом деле какие-то звери, хотя бы и не
орангутанги. Многие женщины от страха лишились чувств, и если бы король не
позаботился запретить в зале ношение оружия, то он с министрами мог бы очень
быстро заплатить за свою потеху кровью. А так — все ринулись к дверям; но
король приказал запереть их сразу после его появления, и, по предложению
шута, ключи отдали ему.
Когда смятение достигло апогея и каждый думал только о собственной
безопасности (а давка в перепуганной толпе и в самом деле представляла
немалую и подлинную опасность), можно было заметить, что цепь, которую
втянули, убрав люстру, начала очень медленно опускаться, пока крюк на ее
конце не повис в трех футах от пола.
Вскоре после этого король и семеро его друзей, враскачку пройдя по зале
во всех направлениях, наконец остановились на ее середине и, разумеется, в
непосредственном соприкосновении с цепью. Пока они стояли подобным образом,
карлик, неслышно следовавший за ними по пятам, подстрекая их поддерживать
сумятицу, схватил их цепь в том месте, где две ее части пересекались в
центре и под прямым углом. Туда со скоростью мысли он продел крюк, с
которого обычно свисала люстра; и тотчас некая невидимая сила потянула цепь
от люстры так высоко вверх, что крюк оказался вне пределов досягаемости, и,
как неизбежное этому следствие, орангутанги очутились очень близко друг от
друга и лицом к лицу.
К тому времени гости в какой-то мере оправились от испуга; и, начиная
понимать, что все происшествие — тщательно обдуманная проказа, громко
захохотали над положением, в какое попали обезьяны.
— Предоставьте их мне! — закричал Прыг-Скок, легко перекрывая шум своим
резким, пронзительным голосом. — Предоставьте их мне. По-моему, я их знаю.
Взглянуть бы хорошенько, и уж я-то скажу вам, кто они такие.
Тут он ухитрился по головам толпы добраться к стене; выхватив у
кариатиды факел, он тем же самым путем возвратился на середину залы, с
ловкостью мартышки вспрыгнул на голову королю, оттуда вскарабкался на
несколько футов вверх по цепи и опустил факел, рассматривая орангутангов и
по-прежнему крича: «Уж я-то сейчас узнаю, кто они такие!»
И пока все сборище (включая обезьян) корчилось от смеха, шут вдруг
пронзительно свистнул; цепь рывком взлетела футов на тридцать — и с нею
орангутанги, которые в отчаянии барахтались между полом и люком в потолке.
Прыг-Скок, держась за цепь, оставался на том же расстоянии от мнимых обезьян
и по-прежнему (как ни в чем не бывало) тыкал в них факелом, как бы пытаясь
разглядеть, кто они.
При этом взлете все были настолько повержены в изумление, что с минуту
стояла мертвая тишина. Ее нарушил тот же самый тихий, резкий скрежет, что
привлек внимание советников и короля, когда тот выплеснул вино в лицо
Пушинке. Но сейчас не могло быть никакого сомнения, откуда исходил звук. Его
издавали клыкообразные зубы карлика, и он с пеной у рта скрипел и скрежетал
зубами и с маниакальным исступлением, жадно смотрел на запрокинутые лица
короля и семи его спутников.
— Ага! — наконец сказал разъяренный шут. — Ага! Теперь я начинаю
понимать, кто они такие! — Тут, делая вид, что он хочет рассмотреть короля
еще более пристально, карлик поднес факел к облеплявшему короля слою кудели,
и та мгновенно вспыхнула ярким и жгучим пламенем. Менее чем в полминуты все
восемь орангутангов бешено запылали под вопли сраженной ужасом толпы,
которая смотрела на них снизу, не в силах оказать им ни малейшей помощи.
Понемногу языки пламени, усиливаясь, вынудили шута вскарабкаться выше
по цепи; и при его движении все снова на краткий миг погрузились в молчание.
Карлик воспользовался им и снова заговорил:
— Теперь я хорошо вижу, — сказал он, — какого сорта люди эти ряженые.
Это могущественный король и семеро его тайных советников, король, который не
стесняется ударить беззащитную девушку, и семеро его советников, которые
потакают его гнусной выходке. Что до меня, я всего-навсего Прыг-Скок, шут —
и это моя последняя шутка.
Ввиду высокой воспламеняемости кудели и дегтя, на который она была
налеплена, карлик едва успел закончить свою краткую речь, как месть
совершилась. Восемь трупов раскачивались на цепях — смрадная, почернелая,
омерзительная, бесформенная масса. Уродец швырнул в них факелом,
вскарабкался, не торопясь, к потолку и скрылся в люке.
Предполагают, что Пушинка, ожидавшая его на крыше, была сообщницей
своего друга в его огненном мщении и что им вместе удалось бежать к себе на
родину, ибо их более не видели.

Страницы: 1 2

Комментарии:
  1. 16 коммент. к “Прыг-Скок”

  2. Mr.Inkognito - Янв 1, 2011 | Ответить

    ну у меня давно этот рассказ был, но вот только щас прочитал, круто например

    [Ответить]

  3. Nicol - Июл 7, 2011 | Ответить

    Да,согласна)супер!…слушайте:мне нужно краткое содержание по лягушонку СРОЧНО!!!помогите кто может!))

    [Ответить]

  4. Darija - Июл 20, 2011 | Ответить

    Мне рассказ этот пронравился. Читаю не первый раз

    [Ответить]

  5. дарина - Окт 18, 2011 | Ответить

    я еще не читала, думаю интересно!!!!!

    [Ответить]

  6. Имя - Июн 6, 2012 | Ответить

    Прикольно

    [Ответить]

  7. Fortuna - Июн 7, 2012 | Ответить

    Напутствие всем тем, кого унижают. Даже у карликового шута достало достоинства ответить обидчику за себя и свою подругу

    [Ответить]

  8. Мнения - Авг 14, 2012 | Ответить

    1. Как бы Вольное переложение на прозу песни «Король и шут» групы КиШ!
    2. Если это Аллегория, то этот «Король» кто будет? А «шут»? Ф.И.О., явки? адреса?

    [Ответить]

  9. :) - Янв 26, 2013 | Ответить

    Нет, это не «переложение песни КИШа на прозу». Наоборот — песня КиШ — это переложение сего рассказа на стихи.
    Рассказ — оригинал.
    КиШ — слизал сюжет)

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!