Просодия

(Рейтинг +6)
Loading ... Loading ...

Если бы понадобилось, я без труда сумел бы отстоять некое положение,
могущее показаться догматическим, из области стихосложения.
«Что такое поэзия?» — несмотря на несуразную попытку Ли Ханта ответить
на этот вопрос, — остается вопросом, который, если заранее тщательно
договориться о точном значении некоторых основных слов, можно, вероятно,
решить к частичному удовольствию немногих аналитических умов, но который
при нынешнем уровне философии никогда не может быть решен
удовлетворительно для большинства. Ибо вопрос этот — чисто философский, а
вся философия находится в настоящее время в хаотическом состоянии
вследствие невозможности определить значения слов, которыми она по самой
своей природе вынуждена пользоваться. Что же касается стихосложения, то
здесь затруднение является лишь частичным; ибо хотя оно на треть может
считаться проблемой философской и, следовательно, может обсуждаться любым
человеком, как ему вздумается, то две остальные трети, несомненно,
принадлежат к области математики. Вопросы, которые обычно обсуждаются с
такой серьезностью, а именно вопросы ритма, размера и т.п., могут быть
положительно решены посредством доказательств. Законы их являются частными
случаями законов формы и количества — законов соотношений. Поэтому когда
на эти вопросы — о которых в критике так часто возникают глупые споры —
специалист в области просодии отвечает «возможно, что это так, а может
быть, этак», это столь же нелепо, как математик, говорящий, что, по его
скромному мнению и если он не ошибается, сумма двух сторон треугольника
больше третьей его стороны. Должен, впрочем, добавить в виде некоторого
оправдания упомянутых споров, а также тех «особых теорий стихосложения, не
обязательных ни для кого, кроме их автора», на которые так часто указывают
с насмешкой, что действительно не существует никакой «Просодии Raisonnee»
[систематизированной (фр.)]. Школьные просодии — это всего лишь собрания
расплывчатых правил и еще более расплывчатых исключений, не основанных ни
на каких принципах, а просто извлеченных совершенно умозрительно из
практики древних, которые вообще не знали иных правил, кроме собственного
слуха и пальцев. Могут сказать, что «этого было достаточно, раз «Илиада»
мелодичнее и гармоничнее всех современных произведений». Признаем ото. Но,
во-первых, мы пишем не по-гречески, а во-вторых, современные изобретения
еще не исчерпаны. Анализ, основанный на природных законах, которые были
неизвестны хиосскому барду, мог бы подсказать множество усовершенствований
даже по сравнению с лучшими строками «Илиады»; а из предположения (которое
я только что отрицал), будто Гомер извлекал из своего слуха и пальцев
достаточно правил, отнюдь не следует, что правила, извлекаемые нами из
достигнутых Гомером эффектов, должны вытеснить неизменные законы времени,
числа и т.п. — словом, математику музыки, которая для этих Гомеровых
эффектов была исходной причиной, тогда как «слух и пальцы» были простыми
посредниками.

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!