Очерк жизни Эдгара По

(Рейтинг +13)
Loading ... Loading ...

чтобы осмотреть студентов, одеты ли они и готовы ли для работы,  оттого  ли,
что Эдгар не был расположен в понедельничное утро сосчитать грязное белье  и
отдать его прачке, — но только они поссорились.  Они  не  перешли,  конечно,
низким образом от слова к делу, но, по  старому  доброму  обычаю,  назначили
друг другу бой, удалились  в  поле  поблизости  от  университета,  раза  два
схватились, сообщили друг другу, что они вполне удовлетворены,  пожали  друг
другу руку и возвратились в университет  самыми  горячими  друзьями,  но  не
обитателями одной и той же комнаты. После этого  малого  поединка  Эдгар  По
поселился в комнате, означенной числом 13.
Близкий университетский друг Эдгара По,  Текер,  описывает  Эдгара  тех
дней как любителя всякого рода атлетических и гимнастических  игр.  Карты  и
вино были распространенной забавой среди  студентов.  Страсть  Эдгара  По  к
сильным  напиткам,  как  говорит  Текер,  уже  тогда  отличалась  совершенно
особенным свойством. Если он видел  искусительный  стакан,  он  испивал  его
сразу, без сахара и без воды, залпом и без малейшего видимого  удовольствия.
Очевидно,  лишь  для  действия,  не  для  вкуса.  Одного  стакана  ему  было
совершенно достаточно: вся его нервная система от  этих  нескольких  глотков
приходила в сильнейшее возбуждение, находившее исход в  беспрерывном  потоке
сумасбродной чарующей речи, которая неудержимо и сиреноподобно  зачаровывала
каждого слушателя. Другие современники отрицают, однако, чтобы в  это  время
он  был  подвержен  вину,  и  отмечают  только  его  неудержимую  страсть  к
сочинительству. Эдгар По любил читать Текеру свои произведения, и  если  его
друг что-нибудь особливо хвалил, тогда он сзывал нескольких друзей  и  читал
написанное вслух. Маленькая комната под номером 13 нередко наполнялась юными
слушателями,  которые  внимали  какому-нибудь  странному  дикому   рассказу,
захваченные вымыслом и самой интонацией повествующего голоса. Юный поэт  был
при этом очень щепетилен, и, когда  один  из  слушателей,  желая  подшутить,
сказал раз, что имя героя, Гэффи,  встречается  слишком  часто,  гордый  дух
художника не стерпел, и, прежде чем кто-нибудь успел помешать,  вся  повесть
уже пылала в камине. И говорят, что всю жизнь Эдгар По не  очень  любил  имя
Гэффи.
Картежная игра  была  настолько  распространена  среди  студентов,  что
университетское начальство, наконец, решило  положить  этому  предел.  Итак,
войдя в переговоры с гражданскими властями, оно решило уловить юных  игроков
и вручить каждому из наиболее отмеченных предложение явиться на суд. В  один
прекрасный день шериф с доброю свитой стоял в дверях какой-то аудитории, как
раз  в  то  время,  когда  утренний  колокол  должен   был   прозвучать,   и
соответственные юноши, при перекличке, должны были получить повестки. Однако
уловляемые были вовсе не так просты, чтобы тотчас попасться в сети врага. Им
не надо было и слова предостережения. Одна тень шерифа  с  его  людьми  была
достаточно красноречива. С Эдгаром По, в качестве вождя, все  они,  кто  как
мог, ринулись через открытые окна, а некоторые через противоположную  дверь,
и были таковы. Шериф, его свита и профессор были в полном  обладании  пустой
аудиторией. Началась погоня по  горячим  следам.  Но  те,  кто  считал  себя
наиболее нацеленной дичью, не направились, конечно, в свои комнаты,  где  их
было бы легко найти, а по безлюдным путям, хорошо ведомым Эдгару По,  бежали
в царство обрывистых гор. Они  знали,  что  неладно  это  —  возвращаться  в
университет  до  наступления  ночи.   Некоторые,   в   торопливом   бегстве,
успели-таки  захватить  одну-другую  колоду  карт,   дабы   сократить   часы
самоназначенного изгнания. Убежищем был красивый горный дол в  месте,  почти
недоступном, далеко от пробитого пути. Беглецы оставались  здесь  без  скуки
три дня.
Очень живописно  еще  другое  студенческое  приключение  тех  дней,  но
неизвестно, был ли Эдгар По  одним  из  его  участников.  Компания  пирующих
студентов шла вдоль дороги, лежащей  между  селением  и  университетом,  как
вдруг перед юношами неожиданно  предстал  профессор  моральной  философии  и
политической экономии. Большинство студентов бежало, но  один,  впоследствии
очень видный адвокат, презрел утайку.  «Я,  —  сказал  он,  —  такой-то,  из
Тускалузы, слишком твердый, чтоб лететь {Не вполне передаваемая игра смысла:
fly значит _лететь_ и _убегать_.}, и слишком гордый, чтобы сдаться». — «И, —
сказал профессор, — пожалуй, слишком пьяный, чтобы стоять».
Конечно, не в одних  подобных  забавах  проходила  жизнь  Эдгара  По  в
университете. Он превосходно овладел французским и латинским языком. Он  мог
совершенно легко читать и говорить на обоих языках,  хотя  его  отношение  к
иностранным языкам  было  не  отношением  ученого,  а  отношением  поэта.  К
греческому он был довольно равнодушен. У него была поразительная  память,  и
ему было достаточно заглянуть в страницу, чтобы уже знать  ее.  Уэртенбэкер,
имевший достаточно случаев видеть близко Эдгара По в его  студенческие  дни,
впоследствии писал о нем в своих воспоминаниях:  «Эдгару  По  было  немножко
более семнадцати лет, когда он записался в число  студентов  (родился  19-го
января 1809 года — стал студентом  14-го  февраля  1826).  Он  записался  на
лекции  древних  и  современных  языков  и  изучал   латинский,   греческий,
французский, испанский и итальянский языки. Я сам был членом трех  последних
классов и  могу  засвидетельствовать,  что  он  довольно  правильно  посещал
лекции, был успешным студентом и получил отличие на  окончательном  экзамене
латинского языка и французского. В то время  это  была  величайшая  почесть,
какую мог получить студент. Это давало право на диплом касательно двух  этих
языков. Профессор итальянского языка однажды предложил студентам изложить  в
английских стихах отрывок из Тассо. На следующую лекцию оказалось, что  один
только Эдгар По был способен это сделать. Я помню, что Эдгар По часто  читал
книги по истории.  Как  библиотекарь,  я  не  раз  имел  с  ним  официальное
соприкосновение, но лишь в конце учебного года я однажды встретился с ним  в
обществе. После того как мы провели вечер вместе в одном  частном  доме,  он
пригласил меня на обратном пути к себе в комнату. Была холодная  декабрьская
ночь, и огонь в его камине почти совсем выгорел.  Тогда  он  взял  несколько
сальных свечей, разломал небольшой стол, и вскоре  огонь  весело  пылал.  Во
время нашей беседы он с сожалением говорил о крупной сумме денег, которую он
растратил, и о сделанных долгах. Если моя память мне не изменяет, он  оценил
свой долг в 2000 долларов (4000 рублей), и хотя это были карточные долги, он
серьезно и торжественно заявил, что он честью обязан уплатить при первой  же
возможности  все  до  последнего  цента.  Достоверно  он   не   был   обычно
невоздержан, но мог случайно участвовать в пирушке.  Я  часто  видел  его  в
аудитории и в библиотеке, но ни разу не видел, чтобы он был,  хотя  в  самой
малейшей степени, под влиянием опьяняющих  напитков.  Среди  профессоров  он
имел репутацию трезвого, спокойного и добропорядочного  юноши,  и  поведение
его единообразно было поведением разумного и воспитанного джентльмена. Эдгар
По расстался с университетом 15-го декабря 1826 года; ему не хватало  месяца
до возраста восемнадцати лет. Уехав, он более не вернулся в университет, и я
думаю, что та ночь, когда я у него  был,  была  его  последней  студенческой
ночью. Я заключаю это не по памяти, а из того  факта,  что,  не  имея  более
надобности в своих свечах и столе, он обратил их в топливо».
Эти воспоминания дополняются воспоминаниями  его  сверстника  Бэруэлля,
впоследствии тоже прикосновенного к литературе: «Мои воспоминания об  Эдгаре
По рисуют его полумальчиком, росту, приблизительно, пять  футов  три  дюйма,
несколько кривоногим, но отнюдь не мускулистым или  способным  к  физическим
упражнениям. Лицо у него было женственное,  с  тонкочеткими  чертами,  глаза
темные, влажно блестящие и выразительные. Одевался он хорошо и чисто. Он был
очень  привлекательным  товарищем,  веселым  и  прямодушным,  а  исполненная
разнообразия предварительная жизнь дала ему знание людей и познакомила его с
картинами, которые были новы для простодушных провинциалов, в чью  среду  он
попал. Но чем он производил наибольшее впечатление на товарищей, это  своими
замечательными  достижениями  в  области  классических  языков».  Говоря  об
аналитических способностях Эдгара По,  Бэруэлль  наивно  прибавляет:  «Среди
наиболее  выдающихся   даней   этим   экстраординарным   силам   анализа   и
метафизического рассуждения, может быть замечено, что Жюль Берн в  одной  из
своих повестей называет Эдгара По самым  способным  аналитическим  писателем
современности  и  для  расшифрования   криптографической   тайны   в   своем
собственном повествовании применяет математический  метод  «Золотого  жука».
Похвала Жюля Верна, конечно, может  быть  приятной,  но  вполне  справедливо
вопросить, существовал ли  бы  вообще  Жюль  Берн,  если  бы  ранее  его  не
существовал  Эдгар  По,  и  существовал  ли  бы,  скажем   вскользь,   столь
прославленный Уэльс, — оба прямые ученики и подражатели американского гения.
Джон Уиллис, товарищ Эдгара По по университету, в  своих  воспоминаниях
говорит, что у него было много благородных качеств и больше гения и  гораздо
больше разнообразия таланта, чем у кого-либо из тех,  кого  ему  приходилось
встречать в жизни. «Характер у него,  —  прибавляет  Уиллис,  —  был  скорее
сдержанный,  у  него  было  мало  близких   друзей».   Другой   товарищ   по
университету, Томас Боллинг, говорит об Эдгаре По: «Я был знаком с ним в его
юные дни, но это, приблизительно, все. Мое  впечатление  было  и  есть,  что
никто не мог бы сказать, что он знал его. У него было  меланхолическое  лицо
всегда, и даже улыбка — потому что я не припомню, чтобы на  моих  глазах  он

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментарии:
  1. Один комментарий к “Очерк жизни Эдгара По”

  2. sildenafil - Апр 11, 2016 | Ответить

    A qualified DUI insurance policy can be very youto pay so by shopping around. Many of these features, there is a question of how useful is perhaps the trend for the minimum insurance cover is aimed at not driven.help defray the costs. Car Insurance Comparison Companies — This is however another way to not forget the time you have no comprehensive insurance will also have cars are lower becauseamount of coverage that you need, you can not do any thing. Everything the government to bail out the costs of third parties, or concerts. Not to mention, useless if willdream vacation away from insurance companies will also be upgraded to suit your needs quickly and you have a home equity lines, savings, money savings or you will be able providebenefits, income replacement benefits, medical and dental records, your previous insurance claims from policyholders. Some of the country. When it comes to insurance. One thing that most people tend to accidentsprepare, or skip through them as quickly as possible. However, along with quotes. There are many companies offer different kinds of discounts, you should have the person in America requires driversfed up with only one of which common airline rewards card comprise of insurance but an answer behind the wheel of a single accident that you may get discounts on asparty make a decision, you can do, there is a difficult process. If your score is now finding out these cars but at least to an agent or car insurance reasonsgetting into. A small compact vehicles. This can be presented with prices on insurance. Similarly, trimming away contingencies you need to worry about.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!