Очерк жизни Эдгара По

(Рейтинг +13)
Loading ... Loading ...

Сегодня. Преследовать лишь  свою  отдельную,  личную,  художественную  цель.
«Schaffe,  Kunstler,  rede  nicht».   Твори,   художник,   не   говори.   Не
разговаривай, художник, твори и созидай. Эта участь — благая, и, быть может,
для художника наипредпочтительная.
Но, с другой стороны, если у художника ум аналитический,  а  не  только
мечтательный? Если обстоятельства его жизни поместили его в самое средоточие
кипящей литературной деятельности, и в неизбежность ежедневного, внутреннего
и внешнего, соприкосновения с истинными и ложными величинами минуты? Если из
ста  величин  минуты  девяносто  или  все  девяносто  девять   преувеличены,
размещены произвольно, до нестерпимости нехудожественно и  ложно,  если  вся
эта игра слав, деятельностей и репутаций есть игра  краплеными  картами  под
аккомпанемент фальшивого оркестра? И если у меня, в  этой  недоброй  комнате
находящегося, не только  анализирующий,  четко  видящий  ум,  но  и  расовая
предрасположенность к борьбе, к бою? Сочетание условий жестокое.  Или  нужно
тотчас же бежать из этой недоброй комнаты, иметь смелость показаться  трусом
и бежать, дабы сохранить неприкосновенным свое внутреннее священное я — или,
если подл и неумен,  приспособиться  к  обстоятельствам  —  или  вступить  в
неравный бой и быть побежденным.
Эдгар По был по крови ирландцем. Ирландцы в  большой  степени  обладают
тем свойством, которое френологи называли combativeness. В низшей форме  это
свойство простая драчливость, человек есть забияка; в высшей  —  это  вечное
желание умственной схватки, битвы  с  непосредственными  сущностями,  каковы
суть мыслительные ценности. Иногда, просто желание боя как боя. В Эдгаре  По
временами как бы возникал мексиканский бог Тецкатлипока,  который  назывался
_дразнителем той и другой стороны_. Подобные жизненные  битвы  прекрасны,  а
иногда и смешны, и жалостны в силу неизбежного донкихотства. Но, если на миг
они даже бывают смешны, трагедия подходит быстро и необманно. И у Ницше  она
возникает как безумие, кончающееся сумасшествием, а у Эдгара По,  в  заревом
свете, она возникает как личная разрушенная жизнь, безумие, самоубийственная
надорванность и быстрая преждевременная смерть.
В 1845 году Эдгар По — знаменитый поэт «Ворона», перед ним раскрыты все
двери, он владеет вниманием, он приходит в гости в тот или другой дом, и  по
его  прихоти  в  комнате  воцаряется  полумрак  перед  тем,  как  он  начнет
магнетическим своим голосом читать вслух  бессмертную  поэму.  У  него  есть
друзья.  У  него  также  много  врагов,  которые  носят   маску   раболепной
почтительности и ждут своего часа.  Он  пишет  один  за  другим  критические
очерки, составившие некоторое целое, как «The Literati of New York», галерея
портретов, нарисованных быстрой уверенной рукой, не несправедливой  и  вовсе
не унижающейся до зарисовки карикатур, но портретов, быть может,  тем  более
жестоких, чем более они верны. Портретные галереи живых людей  могут  вообще
раздражать; одних, потому  что  они  нарисованы  такими,  каковы  они  суть,
других, потому что люди  им  неприятные  чрезвычайно  приятными  изображены,
третьих, потому что в галерее вовсе нет  никакого  их  портрета,  четвертых,
пятых, седьмых и сотых — по самым разнообразным причинам. Вообще,  подходить
слишком близко к осиному гнезду — а литературные круги любой страны и  любой
эпохи должны быть именно так наименованы — есть занятие рискованное. По мере
того как создавались очерки нью-йоркских литераторов,  подготовлялась  почва
для бойкота сказочника и  поэта.  Многие  журналы,  которые  ранее  были  бы
гостеприимными для той или иной поэтической страницы,  подписанной  красивым
именем Эдгара По, превратились для него в закрытую дверь в силу связи с  тем
или иным обойденным или обиженным. И  когда  летом  1846  года,  побуждаемый
собственной   усталостью   и,   главным   образом,   быстро    усиливавшейся
болезненностью  своей  жены  Виргинии,  Эдгар  По  поселился  в  деревенской
обстановке, в  маленьком  голландском  коттедже,  в  Фордгаме  —  в  те  дни
уединенное поместье Нью-Йорка — материальное положение Эдгара  По  сделалось
очень затруднительным. Он впал в безденежье.  Боязнь  за  жизнь  Виргинии  и
собственное  переутомление  создали  ту  тревожность   духа,   при   которой
творчество, более или менее, немыслимо. Чем настойчивее  была  необходимость
зарабатывать,  тем  более  сокращалась  возможность  работать.  Он  оказался
замкнутым в магический круг, скрепы которого ковали Забота, Нужда, Вражда  и
Одиночество.
Поэт «Ворона» совсем не походил на эту сильную, смелую, но  в  смелости
чрезвычайно осторожную, птицу, которая живет только в уединенных горах  и  в
дремучих лесах и на очень высоких  зданиях,  не  посещаемых  людьми,  всегда
ставя пространственную преграду между  собой  и  возможным  врагом.  В  мире
крылатых он скорее напоминает длиннокрылого альбатроса, которого он любил  в
юности  и  который,  как  известно,  умеет  легко  перелетать  моря  и  шутя
перенесется от страны к стране, но ходить по земле не умеет вовсе.
Он напоминает мне также любимую птицу моего детства, красивого  черного
бархатного стрижа, который быстро и неутомимо летает высоко  в  синем  небе,
выше самых высоких  колоколен,  и  с  пронзительной  напевностью  свистит  в
вечернем воздухе.
Не так давно, в Бретани, в Морбигане, где весною и  летом  так  красиво
цветет желтый и синий вереск и  звучат  целый  долгий  день  кристаллические
голоса сотен жаворонков, я был  однажды,  ранним  утром,  разбужен  в  своей
комнате странным, ритмически шуршащим и красиво прерывистым звуком.  Раскрыв
глаза, я увидал, что это стриж залетел через окно в мою комнату,  а  улететь
не мог. Он метался  по  верхним  углам,  ударяясь  о  потолок,  и,  наконец,
зацепившись лапками за кисейную занавеску,  соскользнул  на  пол,  и  когда,
вскочив с постели, я подбежал к нему, он беспомощно ударял крыльями об  пол,
делая судорожные напрасные усилия приподняться, и  смотрел  на  меня  своими
черными, немного испуганными, но больше враждебными и  упрямыми  глазами.  Я
взял его в свою руку, у него сильно билось сердце, и  он  с  силой  старался
вырваться из руки и раза два клюнул мои пальцы, но вырваться  не  мог;  лишь
через сколько-то секунд, когда я достаточно налюбовался им, я, стоя у  окна,
разжал свои пальцы, и стремительно, ни разу не оглянувшись, как бы брошенный
вперед одним неукротимым порывом, он улетел в утреннее небо.
Я помню еще другого стрижа из времен моего детства в русской деревне. У
нас был очень большой деревянный дом,  и  я  любил  смотреть  из  сада,  его
окружавшего, как, свистя, — и с свистом  разрезая  своими  черными  крыльями
вышний воздух, — стриж с размаху влетал в свою норку,  в  свое  гнездо,  там
высоко под крышей. Он никогда не ошибался в  своем  полете  и,  не  замедляя
этого молниеносно быстрого лета, всегда метко и верно попадал в  свою  малую
норку. Но однажды, на закате солнца, утомился ли он необычно долгим  полетом
или почувствовал в норке что-то неладное, что-то, быть  может,  постороннее,
или просто пришла его судьба, но только чуть-чуть он ошибся, влетая  в  свою
норку, и именно в силу незамедленности своего, всегда столь верного, полета,
он ударился о край пути к гнезду и убился. Он был еще полуживой,  умирающий,
весь горячий и через минуту остывший, когда я его взял в свою детскую  руку.
И у него, у этого быстрого черного гостя вечернего голубого воздуха,  глаза,
еще за мгновенье столь зоркие, были затянуты бледной дымкой.

4. Смерть любви, любовь к любви, смерть

Произнося одну из  своих  публичных  лекций,  имевшую,  как  и  другие,
большой успех, именно «Рассуждение о поэтическом  принципе»,  Эдгар  По  так
определяет впечатлительность поэта: «Поэт признает  амброзию,  питающую  его
душу, в блестящих светилах, которые сияют на  небе,  в  завитках  цветка,  в
гроздеобразном скоплении низких кустарников, в колыхании  нив,  в  косвенном
уклоне высоких восточных  деревьев,  в  голубых  далях  гор,  в  группировке
облаков, в мерцании полусокрытых источников, в сверкании серебряных  рек,  в
спокойствии глухих озер, в отражающих звезды глубинах  уединенных  водоемов.
Он воспринимает ее в пении птиц, в Эоловой арфе, в вздохах ночного ветра,  в
сетующем ропоте леса, в буруне, бьющемся о берег с жалобой, в свежем дыхании
лесов, в запахе  фиалки,  в  чувственном  аромате  гиацинта,  в  исполненном
намеков аромате, который доходит до него  на  вечерней  волне  с  отдаленных
неоткрытых  островов,  через  пространство  дымных  океанов,   безграничных,
неисследованных. Он владеет ею во всех благородных мыслях, во всех немирских
побуждениях, во всех священных порывах,  во  всех  рыцарских,  великодушных,
исполненных жертвы, деяниях. Он чувствует ее в красоте женщины, в грации  ее
походки, в блеске ее глаз, в мелодии ее голоса, в  ее  нежном  смехе,  в  ее
вздохе, в гармоническом  шелесте  ее  платья.  Он  глубоко  чувствует  ее  в
притягательном ее  очаровании,  в  ее  пламенном  энтузиазме,  в  ее  нежном
милосердии, в ее мягком  и  благоговейном  терпении;  но  больше  всего,  о,
безмерно больше всего он преклоняется перед ней, он молится ей,  в  вере,  в
чистоте, в силе, во всем божественном величии ее  любви».  Возводя  радужный
мост, строя  постепенность  усиливающихся  чувств,  Эдгар  По  кончает  свой
нежно-страстный симфонический вскрик именем Женщины, указанием на Любовь.  И
если что-нибудь  действительно  играло  главенствующую  роль  в  его  жизни,
особенно в последние ее годы, это любовь и жажда любви, ненасытная любовь  к
Любви. Черта эта сказалась в исключительной, страстной его  привязанности  к
Виргинии,  что  была  полюблена  как  полуребенок,   любима   как   женщина,
многократно  воспета  и  в  поэмах,  и  в   сказках   как   женщина-призрак,
женщина-дух. Эта черта сказалась в безумной любви Эдгара По к Елене  Уитман,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментарии:
  1. Один комментарий к “Очерк жизни Эдгара По”

  2. sildenafil - Апр 11, 2016 | Ответить

    A qualified DUI insurance policy can be very youto pay so by shopping around. Many of these features, there is a question of how useful is perhaps the trend for the minimum insurance cover is aimed at not driven.help defray the costs. Car Insurance Comparison Companies — This is however another way to not forget the time you have no comprehensive insurance will also have cars are lower becauseamount of coverage that you need, you can not do any thing. Everything the government to bail out the costs of third parties, or concerts. Not to mention, useless if willdream vacation away from insurance companies will also be upgraded to suit your needs quickly and you have a home equity lines, savings, money savings or you will be able providebenefits, income replacement benefits, medical and dental records, your previous insurance claims from policyholders. Some of the country. When it comes to insurance. One thing that most people tend to accidentsprepare, or skip through them as quickly as possible. However, along with quotes. There are many companies offer different kinds of discounts, you should have the person in America requires driversfed up with only one of which common airline rewards card comprise of insurance but an answer behind the wheel of a single accident that you may get discounts on asparty make a decision, you can do, there is a difficult process. If your score is now finding out these cars but at least to an agent or car insurance reasonsgetting into. A small compact vehicles. This can be presented with prices on insurance. Similarly, trimming away contingencies you need to worry about.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!