Очерк жизни Эдгара По

(Рейтинг +13)
Loading ... Loading ...

девочкаженщина, которой Судьба предназначила в двадцать пять лет умереть  от
чахотки, с  лицом,  напоминающим  создания  Берн-Джонса  и  Данте  Россэтти,
Виргиния слишком совпадала со всеми основными духовными чертами  Эдгара  По,
чтобы не входить глубоко в его душу и не возбуждать в нем те сложные мысли и
те изысканно-редкие настроения, которые проходят  перед  нами  на  озаренных
страницах его сказок, поэм и философских диалогов.
Расставшись с редакторским  местом  в  «Южном  литературном  вестнике»,
Эдгар По через несколько месяцев очутился в Нью-Йорке и поселился на Carmine
Street, в доме под номером 113?.. Жалостная деревянная лачуга, в  преизбытке
дававшая  место  не  только  Эдгару  По  и  Виргинии  с  ее  матерью,  но  и
трем-четырем нахлебникам, которых мистрис Клемм взяла,  дабы  сколько-нибудь
поправить хозяйственные дела. Один  из  них,  Вилльям  Гоуэнс,  впоследствии
богатый и эксцентричный книгопродавец, оставил в своих воспоминаниях  ценное
свидетельство: «В течение восьми месяцев или более «в одном  доме  мы  были,
один стол нас кормил». В течение этого времени я много  видел  Эдгара  По  и
имел случай часто соприкасаться с ним, и я должен сказать, что я никогда  не
видел его хотя бы под  малейшим  впечатлением  напитка  или  снисходящим  до
какого-либо ведомого порока. Это был один из самых вежливых,  джентльменских
и умных  собеседников,  каких  я  встречал  в  течение  моих  путешествий  и
остановок  в  различных  частях  земного  шара;  кроме  того,  у  него  было
добавочное побуждение быть благим человеком, как и хорошим супругом,  ибо  у
него была  жена  несравненной  красоты  и  очарования;  глаза  ее  могли  бы
соперничать с глазами какой-нибудь гурии, а лицо ее могло бы  бросить  вызов
гению какого-нибудь Кановы; характер  и  настроение  чрезвычайной  нежности;
кроме того, она, по-видимому, столь  же  была  предана  ему  и  каждому  его
интересу как юная мать своему первенцу…  У  Эдгара  По  была  замечательно
приятная и предрасполагающая наружность, то, что женщины решительно  назвали
бы — красивый». «Она была превосходной лингвисткой и отличной музыкантшей, и
она была _такой-такой красивой_, — вспоминает о  Виргинии  ее  мать.  —  Как
часто Эдди говорил: никого нет такой  красивой,  как  нежная  моя  маленькая
жена. Эдди был домоседом по всем своим привычкам, он редко выходил  из  дому
на какой-нибудь час без того, чтобы с ним не была его любимица Виргиния  или
я. Он был, поистине, исполненный нежных чувств добрый супруг и преданный сын
по отношению ко мне. Он был исполнен порывов,  великодушный,  привязчивый  и
благородный. Вкусы его были очень простые, а восхищение его всем,  что  было
благим и красивым, очень было  большим…  Мы  трое  жили  только  друг  для
друга».
Гаррисон, приводя автобиографические слова Эдгара По  из  «Элеоноры»  и
«Береники», говорит: «Здесь По рисует свой собственный  силуэт  из  облачной
страны памяти и самоанализа: сновидец, поэт, безумный, мономаньяк,  если  вы
хотите, страстно преданный мечтательности,  столь  же  страстно,  как  индус
закрепляет на всю свою жизнь свой взгляд на мистическом лотосе, неизреченном
цветке, который  возносит  свою  чашу  над  грязным  илом  Жизни;  пламенный
любовник,  последний  древней  расы,  лихорадочно  влюбленный  в   Красивое,
одинокий, затопленный поэтическими видениями, чье око для  Неведомого  почти
небесно ясно,  между  тем  как  каждый  шаг  в  текущей  Действительности  —
преткновение».
Мысль Эдгара По уходила далеко, ей грезился Полюс, ей грезились  грани,
предельное во всем и отсюда  —  соприкосновение  с  Запредельным.  Он  пишет
«Повествование Артура Гордона  Пима»,  где  картины  смерти,  ужаса,  резни,
отъединенного  сосредоточения  всех  настроений  впечатлительного  человека,
странствующего по неведомым Южным морям, написаны с той четкостью  и  силой,
которых можно  искать  у  Дефо,  с  тем  чисто  английским  даром  достигать
правдоподобия в неправдоподобном и неизбежного в невозможном, с тем  умением
обращаться запросто с  Ужасом,  которые  понятны  лишь  постоянным  путникам
морей, умеющим быстро и уверенно ходить по палубе корабля, опрокидывающегося
на бок, но имеющим на суше, быть может, странную походку. Птица Южных  морей
— Альбатрос.
Изданное в 1838 году в Нью-Йорке «Повествование  Артура  Гордона  Пима»
мало имело успеха в Америке, в Англии же оно  имело  успех  большой  и  было
перепечатано,  англичане  приняли  эту  повесть  за   фактическое   описание
действительного путешествия.
В 1838 году, в конце года, Эдгар  По  переселился  со  своею  семьею  в
Филадельфию и пробыл в этой литературной столице тогдашней Америки  до  1844
года. По видимости, там легче было найти возможность обеспечиться правильным
литературным заработком.
Мистер Александэр, издатель  «Gentleman’s  Magazine»,  «Джентльменского
журнала», и основатель филадельфийской «Saturday Evening  Post»,  «Субботней
вечерней почты», год спустя после смерти Эдгара По писал о нем, вспоминая  о
знакомстве в связи с журнальными  отношениями:  «Я  имел  долгое  и  близкое
соприкосновение с ним и с радостью пользуюсь случаем  засвидетельствовать  о
единообразной мягкости его  нрава  и  сердечной  доброте,  которые  отличали
мистера По за все  наше  знакомство.  При  всех  своих  недостатках  он  был
джентльмен, чего не может быть сказано о некоторых из  тех,  кто  предпринял
неизящную задачу чернить имя Эдгара По, «драгоценную  жемчужину  его  души».
Что у мистера По были недостатки, наносившие серьезный ущерб его собственным
интересам, никто, конечно, не будет отрицать. Они были, к сожалению, слишком
хорошо  известны  в  литературных  кругах  Филадельфии,  если  даже  и  было
какое-нибудь желание скрывать их. Но он один был тут лицом страдательным,  а
не те, кто извлекал выгоду из  его  высоких,  выдающихся  талантов».  Другой
современник, Клэрк, так рисует  семейную  жизнь  Эдгара  По  тех  дней:  «Их
маленький сад летом и дом их зимой тонули в роскошных  виноградных  лозах  и
других вьющихся растениях и были щедро разукрашены цветами по выбору  поэта.
Эдгар По был образцом общежительного и домашнего достоинства. Это  было  для
нас счастьем соучаствовать в том или  ином  возникшем  наслаждении  красотою
цветов и наблюдать восторженность, с которой эта, связанная истинно взаимным
чувством, чета являла свои цветочные вкусы. Мы привыкли  также  пользоваться
здесь гостеприимством, которое всегда делало дом Эдгара По домом его друзей.
Перед  нами  встают  некоторые   отдельные   случаи   из   этого,   радостно
вспоминаемого знакомства, добрые отношения между женщинами  наших  семей,  в
особенности в часы болезни,  которые  превратили  в  большой  степени  жизнь
Виргинии в источник мучительной заботы для всех, кто имел радость знать ее и
быть  свидетелем  постепенного  угасания  ее  хрупкого  тела.  Но  она  была
изысканною картиной страдающей очаровательности, всегда  храня  на  красивом
своем  лице  улыбку  резигнации,  всегда  встречая  своих  друзей   ласковым
приветливым взглядом. Эдгар По преданно любил ее, и ни превратности  судьбы,
ни даже тот демон, который наваждал его в роковом кубке, не  могли  исказить
или уменьшить эту привязанность, и  несмотря  на  то,  что  она  была  очень
напряженная,  ответная  привязанность  была  столь  же  сильна  и  столь  же
неистребима в душе его Аннабель-Ли, его нежной жизненной  спутницы,  чувство
которой так трогательно и печально в словах поэмы:

Я любил, был любим, мы любили вдвоем,
Только этим мы жить и могли.

«Были  оба  детьми»,  «она  была  дитя»   —   говорит   поэма;   и,   в
действительности, сам По был мало чем иным в повседневных переплетенностях и
ответственностях жизни. Когда, разрушив чару своего простого фейного домика,
они покинули Филадельфию для Нью-Йорка, мы получили в подарок  некоторые  из
любимых их цветов и в сохранности они остаются  доселе  в  нашем  доме,  как
память тех счастливых дней с Эдгаром По и Виргинией».
Нить изложения  уже  несколько  раз  соприкоснулась  вскользь  с  одним
мучительным  и  чрезвычайно  важным  обстоятельством  в  жизни  Эдгара   По.
Временами  он  был  одержим.  Через  некоторые  промежутки  времени,  разной
длительности, он переживал  неустранимый  приступ  некоего  наваждения.  Имя
этого наваждения — Алкоголь. Многие люди прикасаются к вину,  пьют  вино  не
только иногда, при том или ином случае, но каждый день и по несколько раз  в
день, не испытывая от этого никакого видимого ущерба  и  не  возбуждая  этим
ничьих нареканий. Но есть также чрезмерно тонкие сочетания впечатлительности
и нервной раздражительности. Есть натуры, которые не выносят прикосновения к
вину, в то же время испытывая  к  нему,  временами,  неудержимое  или  очень
трудно удержимое влечение, —  двойственное  отношение  человеческой  души  к
пропасти,  когда  человек  стоит  на  срыве.  Знаешь,   что   убьешься   или
разобьешься, и все-таки срыв тянет, притягивает, втягивает.  Все  злополучие
тех людей, которые переживают эти  исключительные  состояния  наваждаемости,
заключается в том,  что  они  сами  обыкновенно  не  подозревают  пришествия
роковой минуты, подкрадывающейся всегда — несмотря ни на какую повторность —
в первый раз и совершенно неожиданно. И если даже для человека  с  заурядной
восприимчивостью к вину возможно в одних случаях совершенно безнаказанно, не
теряя своего разума и воли, осуществить весьма длительный кутеж, в других же
случаях даже незначительное количество вина вызывает у  него  полную  утрату
душевного равновесия, — для натур с впечатлительностью  к  вину  болезненною
вовсе нельзя безнаказанно приближаться к нему, и одного стакана  достаточно,
чтобы вызвать полубезумное состояние. Иногда  такое  полубезумное  состояние
совершенно не видно постороннему человеку, ибо в таком настроении есть  своя
строгая систематика. Лишь близкие, друзья, хорошо знающие данного  человека,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментарии:
  1. Один комментарий к “Очерк жизни Эдгара По”

  2. sildenafil - Апр 11, 2016 | Ответить

    A qualified DUI insurance policy can be very youto pay so by shopping around. Many of these features, there is a question of how useful is perhaps the trend for the minimum insurance cover is aimed at not driven.help defray the costs. Car Insurance Comparison Companies — This is however another way to not forget the time you have no comprehensive insurance will also have cars are lower becauseamount of coverage that you need, you can not do any thing. Everything the government to bail out the costs of third parties, or concerts. Not to mention, useless if willdream vacation away from insurance companies will also be upgraded to suit your needs quickly and you have a home equity lines, savings, money savings or you will be able providebenefits, income replacement benefits, medical and dental records, your previous insurance claims from policyholders. Some of the country. When it comes to insurance. One thing that most people tend to accidentsprepare, or skip through them as quickly as possible. However, along with quotes. There are many companies offer different kinds of discounts, you should have the person in America requires driversfed up with only one of which common airline rewards card comprise of insurance but an answer behind the wheel of a single accident that you may get discounts on asparty make a decision, you can do, there is a difficult process. If your score is now finding out these cars but at least to an agent or car insurance reasonsgetting into. A small compact vehicles. This can be presented with prices on insurance. Similarly, trimming away contingencies you need to worry about.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!