О драме

(Рейтинг +16)
Loading ... Loading ...

Старая притча об истине в колодце содержит double entendre [двойной
смысл (фр.)], но если она означает, что истина таится глубоко, если
толковать это в том смысле, что верные мысли о чем бы то ни было можно
выловить только на большой глубине и что здравый смысл непременно требует
глубокомыслия, — если так толковать эту притчу, то у меня готовы
возражения. Глубина, о которой так много говорится, чаще находится там,
где мы ищем истину, чем там, где мы ее находим. Как вывески средней
величины лучше отвечают своему назначению, нежели исполинские, так и факт
(а в особенности довод) в трех случаях из семи не замечается именно
потому, что чересчур очевиден. Увидеть нечто находящееся под самым нашим
носом почти невозможно.
Я могу ошибаться — вероятно, так оно и есть, — но тем не менее я
считаю, что многое из того, что зовется глубокомыслием, впустую потрачено
на вечную тему: упадок драматургии.
Если бы меня спросили: «В чем причина упадка драмы?» — я ответил бы:
«Упадка драмы нет; она просто отстала от всего остального». Драматическое
искусство более всех других подражательно по своей сути и потому рождает и
поддерживает в своих служителях склонность и способность к подражанию.
Поэтому одна пьеса может оказаться чересчур похожей на другую — драматург
нашего времени склонен слишком усердно идти по стопам драматурга прошлого.
Словом, в драме по сравнению со всем, что претендует на звание искусства,
меньше оригинальности, меньше независимости, меньше мысли, меньше доверия
к общим принципам, меньше стараний идти в ногу с временем, больше
косности, больше консерватизма, больше окостеневших условностей. Этот дух
подражания, развившийся из следования старым и потому неуклюжим образцам,
не то чтобы вызвал «упадок» драмы, но разрушил ее, не давая ей воспарить.
В то время как все другие искусства (за исключением, быть может,
скульптуры) поспевают за мыслью и прогрессом нашего века, она одна стоит
на месте и лепечет об Эсхиле и Хоре или говорит эвфуизмами, потому что так
считали нужным делать «старые английские мастера». Представим себе, что
Бульвер преподнесет нам сегодня роман по образцу старых романистов или
почти столь же близкий к ним, как «Горбун» близок к «Феррексу и Поррексу»,
— пусть напишет нам «Великого Кира» — что мы станем с ним делать и что
подумаем об его авторе? А между тем этот «Великий Кир» в свое время был
вещью замечательной.
Драма нынче не пользуется поддержкой по той простой причине, что не
заслуживает ее. Старые образцы надо сжигать или закапывать. Нам нужно
Искусство, как его сейчас начали понимать: а именно вместо нелепых
условностей мы требуем принципов, основанных на Природе и здравом смысле.
Даже здравый смысл толпы нельзя каждый вечер безнаказанно оскорблять. Если
драматург упорно заставляет героя произносить на сцене монолог, какого не
произносит ни одно человеческое существо в обычной жизни, — извергать в
публику трансцендентализм и декламацию, какой не слыхали ни от кого, кроме
кандидата в конгресс от партии Пианкитанк, оглушая зал и подвергая
опасности жизнь музыкантов в оркестре, хотя считается, что наперсник,
обнимающий его за плечи в это самое время, не слышит ни слова, — если
драматург упорствует в подобных безобразиях и сотне еще худших только
потому, что некоторые простодушные люди совершали их пятьсот лет назад,
если он продолжает это делать и ничего другого не хочет делать до конца
времен, — какое право имеет он, спрашиваю я, смотреть в глаза честным
людям и говорить о так называемом «упадке драмы»?

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!