Национальная литература

(Рейтинг +15)
Loading ... Loading ...

В последнее время много говорится о том, что американская литература
должна быть национальной; но что такое это национальное в литературе и что
мы этим выиграем, так и не выяснено. Чтобы американец ограничивался
американскими темами или даже предпочитал их — это требование скорее
политическое, чем литературное, и в лучшем случае спорное. Следует
помнить, что «все предметы издали прекрасны». Ceteris paribus, в чисто
литературном смысле иностранная тема предпочтительней. В конце концов
единственной законной сценой для литературного лицедея является весь мир.
Но необходимость такого национального духа, который означает защиту
нашей литературы, поддержку наших литераторов, соблюдение нашего
достоинства и развитие самостоятельности, не подлежит ни малейшему
сомнению. Однако именно в этом мы проявляем наибольшую косность. Мы
жалуемся на отсутствие международного авторского права, которое дает нашим
издателям возможность наводнять нашу страну британскими мнениями в
британских книгах; но когда те же самые издатели на собственный страх и
риск и даже с явным убытком все-таки издают американскую книгу, мы с
презрением от нее отворачиваемся (это общее правило), пока какой-нибудь
безграмотный критик-кокни не выразит этой американской книге своего
одобрения. Не будет ли преувеличением сказать, что для нас мнение
Вашингтона Ирвинга, Прескотта, Брайента ничто рядом с мнением любого
анонимного младшего помощника редактора «Спектейтора», «Атенеума» или
лондонского «Панча»? Нет, это не преувеличение. Это прискорбный и
совершенно неоспоримый факт. Каждый издатель в нашей стране признает этот
факт. Нет на свете более отвратительного зрелища, чем наше подчинение
британской критике. Оно отвратительно, во-первых, потому, что
подобострастие, раболепно и малодушно, а во-вторых, потому, что крайне
неразумно. Мы знаем, что англичане относятся к нам неприязненно, что они
не судят об американских книгах беспристрастно, что в тех немногих
случаях, когда в отношении американских авторов соблюдались хотя бы
простые приличия, это были авторы, которые либо открыто свидетельствовали
свое почтение британским порядкам, либо в глубине души были вратами
демократии — мы знаем все это и, однако, изо дня в день склоняем головы
под унизительным ярмом самых невежественных суждений и мнений, исходящих
из нашей прародины. Если уж иметь национальную литературу, то такую,
которая сбросила бы это ярмо.
Главным из рапсодов, заездивших нас насмерть, подобно Старику с Горы,
является невежественный и самовлюбленный Вильсон. Слово «рапсоды» мы
употребляем вполне обдуманно; ибо, за исключением Маколея, Дилка и еще
одного или двоих, в Великобритании нет критиков, достойных этого звания.
Немцы и даже французы стоят несравненно выше. Что касается Вильсона, никто
еще не писал худших критических статей, и никто так не бахвалился. Что он
эгоцентричен, всем видно из его статей даже при самом беглом чтении. Что
он «невежда», об этом свидетельствуют его постоянные нелепые, ученические
ошибки, касающиеся Гомера. Не так давно мы сами указали на ряд подобных
бессмыслиц в его рецензии на стихотворения мисс Баррет — повторяю, ряд
грубых ошибок, порожденных полным невежеством, и пусть он или кто-либо
другой опровергнет хоть один слог из того, что мы тогда написали.
И, однако, к нашему стыду, именно этот человек властен одним своим
dictum [заявлением (лат.)] составить или погубить любую американскую
репутацию! В последнем номере «Блэквуда» он продолжает печатать скучнейшие
«Образцы британской критики» и пользуется случаем, чтобы беспричинно
оскорбить одного из лучших наших поэтов — м-ра Лоуэлла. Вся суть этой
атаки состоит в употреблении слэнговых эпитетов и самых вульгарных
выражений. Одно из любимых его словечек — «галиматья!», другое — «фу!».
«Мы шотландцы до мозга костей!» — говорит его шотландец — словно это и без
того не ясно. М-ра Лоуэлла он называет «сорокой», «обезьяной», «кокни
среди янки» и намеренно искажает его имя, называя его Джон Рассел Лоуэлл.
Если бы подобное неприличие позволил себе американский критик, вся печать
страны подвергла бы этого критика бойкоту, но раз оскорблениями сыплет
Вильсон, мы считаем себя обязанными не только снести их, но и повторять по
всей стране как милую шутку «Quam din, Catilina?» [«Доколе, Каталина?»
(лат.)]. Да, мы требуем национального достоинства. Для литературы, как для
правительства, мы требуем провозглашения Декларации Независимости. Еще
лучше было бы объявление войны — и войну эту следовало бы немедленно
перенести «в Африку».

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!