Месмерическое откровение

(Рейтинг +2)
Loading ... Loading ...

внешнего мира ограничено в рудиментарной жизни возможностями ее органов. А в
предстоящей, не регламентированной органикой жизни внешний мир
воспринимается всем телом (которое состоит из вещества, наделенного, как я
уже говорил, примерно теми же свойствами, что и мозг), и нет между ними
никакого посредника, кроме эфира, даже еще более бесконечно разреженного,
чем светоносный эфир; и все тело вибрирует вместе с этим эфиром, передавая
свои колебания нерасторжимой материи. Именно отсутствие локализованности
нашего восприятия органами чувств мы и обязаны в предстоящем бытии почти
беспредельной восприимчивостью. Для рудиментарных существ органы чувств —
клетки, в которых их держат, пока не оперятся.
П. Вы говорите о рудиментарных «существах». Но разве есть, кроме
человека, еще и другие мыслящие существа?
В. Бесконечное многообразие разреженной материи в космических
туманностях, планетах, солнцах и других телах, не являющихся ни
туманностями, ни планетами, ни солнцами, единственно и предназначено для
локализованных органов чувств бессчетных рудиментарных существ. Все эти тела
необходимы для рудиментарной жизни, для предстоящего бытия, иначе их и не
существовало бы вовсе. Каждое из них заселено определенной породой
рудиментарных мыслящих существ, живущих органической жизнью. В общем
свойства органов чувств меняются в зависимости от места обитания этих
существ. Когда же наступает смерть, или — метаморфоза, все эти создания,
приобщаясь к предстоящей жизни, бессмертию и всех тайн, кроме одной,
совершают любое действие и переносятся куда угодно, и для этого им не нужно
ничего, кроме проявления воли; они обитают уже не на звездах,
представляющихся нам единственной достоверностью и единственно для
размещения которых, как мы в слепоте своей полагаем, пространство и создано,
— а прямо в мировом пространстве, в бесконечности, сама инстинносущностная
безмерность которой поглощает эти звездные островки, не давая ангелам даже
задерживать на них внимания, как словно бы их и не было.
П. Вот вы говорите, что «если бы не их необходимость для рудиментарной
жизни, то звезд бы не существовало». Но откуда берется эта необходимость?
В. В неорганической жизни, как и в неживой материи вообще, не может
быть никаких препятствий действию одного простого и не имеющего себе подобия
закона — божественной воли. Чтобы создать ему сопротивление, и была
сотворена органическая материя, органическая жизнь (сложная,
собственносущностная, стойкая в сопротивлении этому закону).
П. Но зачем же понадобилось создавать ему сопротивление?
В. Результатом подчинения закону является совершенство, истинность,
счастье как отсутствие страданий. Результатом же нарушения закона становятся
несовершенство, неправедность и страдание как таковое. Из-за помех его
осуществлению, которые возникают в силу множественности, сложности и
собственносущности законов органической жизни и материи, становится
практически возможной какая-то мера воздаяния за нарушение высшего закона.
Так, невозможное в неорганической жизни, страдание становится возможным в
органической.
П. А какая благая цель при этом достигается?
В. Все сущее хорошо или плохо в сравнении с чем-нибудь. Обстоятельное
исследование убеждает, что наслаждение во всех случаях является не чем иным,
как только противоположностью страдания. И в чистом виде наслаждение —
фикция. Радость нам дается лишь там, где мы уже страдали. Не испытать
страдания значило бы никогда не познать блаженства. Но я уже указывал, что в
неорганической жизни страдание немыслимо, отсюда -необходимость
органической. Страдания в начальной, земной жизни являются залогом
блаженства конечной, небесной жизни.
П. Вы употребили также и еще одно выражение, смысла которого я не
уразумел: «истинносущностная безмерность бесконечности».
В. По всей видимости, причина этого в том, что само понятие «сущность»
является у вас недостаточно общим. Его следует рассматривать не как
качество, а как ощущение: у мыслящих существ оно является восприятием
приспособления материи к собственному их устройству. На земле найдется
немало такого, существования чего жители Венеры не могли бы воспринять, и
многого, что на Венере видимо и осязаемо, мы бы не были в состоянии заметить
и воспринять. Но для существ, не наделенных органичностью, для ангелов, —
вся нерасторжимая материя является сущностью, то есть, иначе говоря, все,
что мы определяем словом «пространства», для них — вещественнейшая
реальность, и в то же время звезды — именно в силу того, что мы считаем
доказательством их материальности, — оказываются вне восприятия ангелов, и
эта их невосприимчивость прямо пропорциональна тому, в какой мере
нерасторжимая материя — в силу тех своих свойств, которые заставляют ее
казаться нам не материей вообще, — не поддается восприятию органической.
В то время, как усыпленный уже еле слышно договаривал эти последние
слова, я заметил, что лицо его приняло странное выражение, которое
встревожило меня и вынудило тут же разбудить его. Но не успел я этого
сделать, как он с просветленной улыбкой, озарившей все лицо, откинулся на
подушку и испустил дух. Я обратил внимание, что не прошло и минуты, как тело
успело окоченеть и стало словно каменным. Лоб его был холоден, как лед. Так
обычно бывает лишь после того, как рука Азраила уже долго сжимала человека.
Неужели и вправду усыпленный мной со своими последними рассуждениями
обращался ко мне уже из царства теней?

Страницы: 1 2 3

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!