Литературная жизнь Какваса Тама, Эсквайра

(Рейтинг +2)
Loading ... Loading ...

подлой стряпне продажного писаки, побирушки и головореза, находящего
применение своей способности плодить мерзости и кровно связанного, как мы
полагаем, с одним из непристойных изданий, выпускаемых в черте нашего
города; мы просим читателей, ради всего святого, не путать эти два
произведения. Автором «Брильянтина Тама» является, насколько нам известно,
Каквас Там, эскв., джентльмен, одаренный гением, и ученый. «Сноб» — всего
лишь пот de guerre. Sep. 15 — It».
Я едва сдерживал негодование, читая заключительные строки диатрибы. Для
меня было ясно, что уклончивая, чтобы не сказать, уступчивая, манера
выражаться… намеренная снисходительность, с какой «Долгоножка»
разглагольствовала об этой свинье, редакторе «Слепня», — для меня, я
подчеркиваю, было очевидно, что мягкость выражении вызвана не чем иным, как
пристрастным отношением к «Слепню», явным стремлением «Долгоножки»
поддержать за мой счет его репутацию. В самом деле, всякий легко может
убедиться, что если бы «Долгоножка» действительно хотела сказать все, как
есть, а не делала вид, то она («Долгоножка») могла подобрать выражения более
решительные, резкие и гораздо более подходящие к случаю. Слова и выражения
«продажный писака», «побирушка», «плодить мерзости», «головорез» столь (не
без умысла) бесцветны и неопределенны, что лучше бы вовсе ничего не говорить
об авторе гнуснейших стихов, когда-либо написанных представителем рода
человеческого. Все мы отлично знаем, как можно изругать, слегка похвалив, и,
наоборот, кто усомнится в тайном намерении «Долгоножки» слегка поругать,
чтобы прославить.
Мне, собственно, было наплевать на то, что «Долгоножка» болтает о
«Слепне». Но тут речь шла обо мне. После возвышенного тона, в каком «Олух»,
«Гадина» и «Крот» высказались о моих способностях, слишком уж безучастно
звучали слова захудалой «Долгоножки»: «джентльмен, одаренный гением, и
ученый». Джентльмен — и это точно! И я тут же решил добиться от «Долгоножки»
письменного извинения или вызвать ее на дуэль.
Поглощенный этой задачей, я стал думать, кого из друзей направить с
поручением к «досточтимой» «Долгоножке», и, поскольку редактор «Сластены»
выказывал мне явные знаки расположения, я в конце концов решился прибегнуть
к его помощи.
До сих пор не могу найти удовлетворительного объяснения весьма
странному выражению лица и жестам, с которыми мистер Краб слушал меня, пока
я излагал ему свой план. Он повторил сцену со звонком и дубинкой и не
преминул по-утиному раскрыть рот. Был такой момент, когда мне казалось, что
он вот-вот крякнет. Но припадок прошел, как и в тот раз, и он начал говорить
и действовать, как разумное существо. Однако он отказался выполнить
поручение и убедил меня вовсе не посылать вызов, хотя и признал, что ошибка
«Долгоножки» возмутительна, особенно же неуместны слова «джентльмен» и
«ученый».
В конце беседы мистер Краб, выказывая, по-видимому, чисто отеческую
заботу о моем благополучии заявил, что я могу хорошо подработать и в то же
время упрочить свою репутацию, если соглашусь иногда исполнять для
«Сластены» роль Томаса Гавка.
Я попросил мистера Краба объяснить мне, кто такой мистер Томас Гавк и
что от меня требуется, чтобы исполнить его роль.
Тут мистер Краб снова «сделал большие глаза» (как говорят в Германии),
но, оправившись в конце концов от приступа изумления, пояснил, что слова
«Томас Гавк» он употребил, дабы избежать просторечного и вульгарного
«Томми», а вообще-то следует говорить Томми Гавк или Томагавк, и что
«исполнять роль томагавка» — значит разносить, запугивать, словом, всячески
изничтожать свору неугодных нам авторов.
Я заверил моего патрона, что если в этом все дело, то я с готовностью
возьму на себя роль Томаса Гавка. Тогда мистер Краб предложил мне не терять
времени и для пробы сил разделать редактора «Слепня» со всей злостью, на
какую я только способен. И я тут же, не покидая редакции, выполнил это
поручение, написав рецензию на оригинальный текст «Брильянтина Тама»,
которая заняла тридцать шесть страниц «Сластены». Я убедился, что исполнять
роль Томаса Гавка куда легче, чем писать стихи; я строго следовал
определенной системе, поэтому мне было нетрудно обстоятельно и со вкусом
делать свое дело. Работал я так. Я приобрел на аукционе (по дешевке) «Речи»
лорда Брума, Полное собрание сочинений Коббета, «Новый словарь
вульгаризмов», «Искусство посрамлять» (полный курс), «Самоучитель площадной
брани» (ин-фолио) и «Льюис Г. Кларк о языке». Эти труды я основательно
изодрал скребницей, затем, бросив клочки в сито, тщательно отсеял все
мало-мальски пристойное (сущий пустяк), а крепкие выражения запихнул в
большую оловянную перечницу с продольными дырками, в них фразы проходили
целиком и без задержки. Смесь была готова к употреблению. Когда требовалось
исполнить роль Томаса Гавка, я смазывал лист писчей бумаги белком гусиного
яйца, затем, изодрав предназначенное к разбору произведение тем же способом,
каким я раздирал книги, только более осторожно, чтобы на каждом клочке
осталось по слову, я бросал их в ту же перечницу, завинчивал крышку,
встряхивал и высыпал всю смесь на смазанный белком лист, к которому она
мгновенно прилипала. Эффект получался изумительный. Просто сердце
радовалось! Прямо скажу, никому не удавалось создать что-либо, хотя бы
близко напоминающее мои рецензии, которые я изготовлял таким простым
способом на удивление всему миру. Правда, первое время меня несколько
смущала — вследствие застенчивости, вызванной неопытностью, — некоторая
бессвязность, какой-то оттенок bizarre (как говорят во Франции), присущий
моим рецензиям в целом. Все фразы вставали не на свое место (как говорят
англосаксы). Многие строились шиворот-навыворот, иные даже вверх ногами, и
не было ни одной, которая от этой путаницы не утратила бы в какой-то степени
своего смысла. Только изречения мистера Льюиса Кларка оказались столь
категорическими и стойкими, что, по-видимому, не смущались самыми необычными
положениями и выглядели одинаково довольными и веселыми, — стояли они вверх
или вниз ногами.
Трудно сказать, какая судьба постигла редактора «Слепня» по напечатании
моей рецензии на его «Брильянтин Тама». Вероятнее всего, он умер, изойдя
слезами. Во всяком случае, он мгновенно исчез с лица земли, и с тех пор даже
призрака его никто не видел.
С этим делом было покончено, фурии умиротворены, и я сразу завоевал
особую благосклонность мистера Краба. Он доверил мне свои тайны, определил
меня в «Сластене» на постоянную должность Томаса Гавка и, не имея пока
возможности назначить мне содержание, разрешил широко пользоваться его
советами.
— Дорогой мой Каквас, — сказал он мне однажды после обеда. — Я ценю
ваши способности и люблю вас, как сына. Вы станете моим наследником. После
смерти я откажу вам «Сластену». А пока я сделаю из вас человека… сделаю…
только слушайтесь моих советов. Прежде всего надо избавиться от этого
старого кабана.
— Кабана? — с любопытством спросил я. — Свиньи, да?.. арег [Кабан
(лат.).] (как говорят по-латыни)?.. где свинья?.. кто свинья?..
— Ваш отец, — отвечал он.
— Совершенно верно, — сказал я. — Свинья.
— Вам надо сделать карьеру, Каквас, — продолжал мистер Краб, — а этот
ваш наставник висит у вас словно жернов на шее. Нам надо его отсечь. (Тут я
вынул нож.) Нам надо отсечь его, — продолжал мистер Краб, — раз и навсегда.
Он нам ни к чему… ни к чему. Дайте ему пинка или поколотите палкой, —
словом, сделайте что-нибудь в этом роде.
— А что вы скажете, — вкрадчиво вставил я, — если я сначала дам ему
пинка, потом поколочу палкой и приведу в себя, дернув за нос?
Мистер Краб задумчиво посмотрел па меня и ответил:
— Я нахожу, мистер Там, то, что вы предлагаете, очень удачным… это
замечательно, так сказать, само по себе… Но парикмахеры народ бывалый, и,
учитывая все «за» и «против», я полагаю, что после того, как вы проделаете
над мистером Томасом Тамом намечаемые вами операции, не плохо бы подбить ему
кулаком оба глаза, да так, чтобы он закаялся следить за вами на
увеселительных прогулках. Вот тогда, мне кажется, с вашей стороны будет
сделано все возможное. Впрочем, не мешало бы искупать его разок-другой в
сточной канаве и передать в руки полиции. На следующее утро вы в любой час
можете явиться в полицейский участок и заявить под присягой, что на вас было
совершено нападение.
Я был весьма тронут добрыми чувствами, побудившими мистера Краба дать
мне такой превосходный совет, и не замедлил воспользоваться им. В итоге я
избавился от старого кабана, почувствовал себя джентльменом и вздохнул
свободно. Правда, нехватка денег служила некоторое время для меня источником
неудобств, но в конце концов, посмотрев повнимательнее в оба и увидев, что
творится у меня под самым носом, я понял, как уладить такую вещь.
Прошу учесть: я сказал «вещь», потому что по-латыни, насколько
известно, «вещь» значит — res. Кстати, относительно латыни: пусть-ка
кто-нибудь скажет мне, что значит quocunque [Куда бы ни (лат.).] или что
такое modo? [Только (лат.).]
План мой был чрезвычайно прост. Я купил за бесценок шестнадцатую долю
«Зубастой черепахи» — вот и все. Дело было сделано, и я положил денежки в
карман. Конечно, надо было уладить еще кое-какие пустяки, не предусмотренные
планом. Но оно уж явилось следствием… результатом. Например, я обзавелся
пером, чернилами и бумагой и пустил их в оборот с бешеной энергией. Написав

Страницы: 1 2 3 4 5

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!