Литературная жизнь Какваса Тама, Эсквайра

(Рейтинг +2)
Loading ... Loading ...

Произведение в мультимедии

Аудиокнига:
Фильм:


(Бывший редактор журнала «Абракадабра»)
Написано им самим

Я уже в летах, и так как мне известно, что Шекспир и мистер Эммонс
скончались, то не исключено, что даже я могу умереть. Мысль об этом
побуждает меня оставить литературное поприще и почить на лаврах. Но я горю
желанием ознаменовать мое отречение от литературного скипетра каким-нибудь
ценным даром потомству, и, пожалуй, самое лучшее — это описать начало моей
карьеры. Право же, имя мое так долго и часто мелькало перед глазами публики,
что я не только считаю совершенно естественным вызванный им интерес, по и
готов удовлетворить то крайнее любопытство, которое им возбуждено.
Действительно, долг всякого, кто достигает величия, — оставлять на пути
своего восхождения вехи, которые могут помочь другим стать великими. Поэтому
в настоящем труде (у меня была мысль озаглавить его «Материалы к абрису
литературной истории Америки») я предполагаю подробно рассказать о тех пусть
еще слабых и робких, но знаменательных первых шагах, которые вывели меня на
широкую дорогу, ведущую к вершине славы.
Об очень отдаленных предках распространяться излишне. Мой отец, Томас
Там, эскв., в течение многих лет был самым известным в Фат-сити парикмахером
— фирма «Томас Там и Ко». Его заведение служило прибежищем для знатных людей
города, особенно журнальной братии — сословия, которое всем внушает глубокое
почтение и страх. Что касается меня лично, я смотрел на представителей этого
сословия как на богов и с жадностью впивал живительную влагу мудрости и
остроумия, которая потоками лилась с их священных уст во время операции,
именуемой «намыливанием». Появление у меня первой вспышки творческого
вдохновения следует отнести к той достопамятной эпохе, когда знаменитый
редактор «Слепня» в перерывах упомянутой выше знаменитой операции прочел
конклаву наших подмастерьев неподражаемую поэму в честь «Настоящего
брильянтина Тама» (названного так по имени его талантливого изобретателя,
моего отца), за сочинение каковой был вознагражден с королевской щедростью
фирмой «Томас Там и Ко, парикмахеры».
Гениальные строфы во славу «Брильянтина Тама» впервые, говорю я,
заронили во мне искру божию. Не долго думая, я решил стать великим
человеком, а для начала — великим поэтом. В тот же вечер упал я перед отцом
на колени.
— Отец, — сказал я, — прости меня! Но душа моя не приемлет мыльной
пены. Я не хочу быть парикмахером. Я хочу стать редактором… хочу стать
поэтом… хочу слагать стихи во славу «Брильянтина Тама». Прости меня и
помоги стать великим!
— Дорогой мой Каквас, — отвечал отец (меня окрестили Каквасом в честь
богатого родственника, носившего это прозвище), — мой дорогой Каквас, —
сказал он, поднимая меня с пола за уши, — Каквас, дитя мое, ты славный малый
и душой весь в отца. Голова у тебя огромная, и в ней должно быть много
мозгов. Я давно это приметил и потому имел намерение сделать тебя адвокатом.
Но адвокаты теперь не в моде, а профессия политика невыгодна. Словом, ты
рассудил мудро, нет ничего лучше, чем ремесло редактора, а если ты станешь
еще и поэтом, — ими, кстати, становится большинство редакторов, — ты сразу
убьешь двух зайцев. Я поддержу тебя на первых порах. Я предоставлю в твое
распоряжение чердак, дам перо, чернила, бумагу, словарь рифм и экземпляр
«Слепня». Надеюсь, ты не станешь требовать большего?
— Я был бы неблагодарной свиньей, если б посмел, — с подъемом отвечал
я. — Щедроты ваши беспредельны. Я отплачу вам тем, что сделаю вас отцом
гения.
Так закончилась моя беседа с лучшим из людей, и сразу же по ее
окончании я ревностно принялся сочинять стихи, так как на них главным
образом основывал свои надежды воссесть со временем на редакторское кресло.
Первые пробы моего пера убедили меня, что строфы «Брильянтина Тама»
служат мне скорее помехой, чем подспорьем. Их великолепие не столько
просветляло, сколько ослепляло меня. Созерцание их совершенств и
сопоставление с недоносками моего поэтического воображения повергало меня в
уныние, и долгое время усилия мои оставались тщетными. Наконец меня осенила
одна из тех неповторимо оригинальных идей, которые время от времени все же
озаряют ум гения. Вот ее сущность, точнее — вот как она была осуществлена.
Роясь в старой книжной лавчонке, на глухой окраине города, я откопал среди
хлама несколько древних, никому не известных или совершенно забытых книг.
Букинист уступил мне их за бесценок. Из одной, по-видимому перевода «Ада»
какого-то Данте, я с примерным усердием выписал большой отрывок о некоем
Уголино, у которого была куча детей-сорванцов. Из другой, содержавшей
множество старинных театральных пьес какого-то автора (фамилию не помню), я
тем же способом и о таким же тщанием извлек множество стихов о «неба
серафимах», «блаженном духе», «демоне проклятом» и тому подобном. Из
третьей, сочинения слепца, не то грека, не то чоктоса, — не стану же я
утруждать себя запоминанием всякого пустяка, — я заимствовал около
пятидесяти стихов о «гневе Ахиллеса», «приношениях» и еще кое о чем. Из
четвертой, написанной, помнится, тоже слепцом, я взял несколько страниц, где
говорилось сплошь о «граде» и «свете небесном»; и, хотя не дело слепого
писать о свете, стихи все же были недурны.
Сделав несколько тщательных копий, я под каждой поставил подпись
«Оподельдок» (имя красивое и звучное) и послал, каждую в отдельном конверте,
во все четыре ведущих наших журнала с просьбой поместить немедленно и не
тянуть с выплатой гонорара. Однако результат этого столь хорошо продуманного
плана (успех которого избавил бы меня от многих забот в дальнейшем) убедил
меня, что не всякого редактора можно одурачить, и нанес coup de grace
[Последний удар, которым добивают жертву, чтобы прекратить ее страдания
(франц.).] (как говорят во Франции) по моим зарождающимся упованиям (как
говорят на родине трансценденталистов).
Словом, все журналы, все, как один, учинили мистеру «Оподельдоку»
полный разгром в своих «Ежемесячных репликах корреспондентам». «Трамтарарам»
отделал его таким манером:
«Оподельдок (кто бы он ни был) прислал нам длинную тираду о сумасброде,
названном Уголино, многодетном родителе, которому следовало драть своих
сорванцов ремнем и отправлять их спать без ужина. Вся эта история не только
банальна, но и скучна до зевоты. Оподельдок (кто бы он ни был) лишен всякого
воображения, а воображение, по нашему скромному мнению, не только душа
ПОЭЗИИ, но и сердце ее. Оподельдок (кто бы он ни был) имеет наглость
требовать, чтобы мы немедленно напечатали его чепуху и «не тянули с выплатой
гонорара». Мы не печатаем и не поднаем подобной галиматьи. Впрочем, можно не
сомневаться, что всю ту дрянь, которую он способен намарать своим пером,
охотно возьмут в редакциях «Горлодера», «Сластены» или «Абракадабры».
Надо сказать, что с Оподельдоком обошлись слишком немилосердно, но
обиднее всего было слово ПОЭЗИЯ, напечатанное крупным шрифтом. Сколько желчи
было влито в эти шесть букв!
Не менее бесцеремонно отделали Оподельдока в «Горлодере», который писал
так:
«Мы получили крайне странное и возмутительное послание от субъекта (кто
бы он ни был), подписавшегося «Оподельдок» и оскорбившего тем самым величие
прославленного римского императора, носившего это имя. К письму Оподельдока
приложены бессмысленные и омерзительные вирши о «неба серафимах» и «демоне
проклятом», столь омерзительные, что их мог сочинить только сумасшедший
вроде Оподельдока или Ната Ли. И вот нас скромно просят выплатить гонорар за
этот архивздор. Нет, сэр, увольте! За такую чепуху мы не платим. Обратитесь
в «Трамтарарам», «Сластену» или в «Абракадабру». Эти _повременные_ издания
охотно примут у вас всякую литературную дребедень и охотно пообещают
заплатить за нее».
Бедному Оподельдоку крепко досталось; но в данном случае острие сатиры
было обращено против «Трамтарарама», «Сластены» и «Абракадабры», которые
язвительно — и к тому же курсивом — названы «повременными», что должно было
поразить их в самое сердце.
Не менее взыскательным оказался «Сластена», который изъяснился так:
«Некий субъект, коему доставляет удовольствие называть себя
«Оподельдоком» (в сколь низменных целях употребляют порой имена
прославленных мертвецов!), препроводил нам свои стишонки (строк
пятьдесят-шестьдесят), начинающиеся таким манером:
Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам: тысячи бедствий соделал… —
и т. д. и т. п.
Почтительно уведомляем Оподельдока (кто бы он ни был), что самый
захудалый наборщик нашей типографии сочиняет куплетики получше этих.
Оподельдок не в ладу с размером. Ему надо научиться подсчитывать слоги. И
как ему пришло в голову, что мы (никто другой, а именно мы!) решимся
осквернить страницы нашего журнала такой беспардонной чепухой, — уму
непостижимо. По совести сказать, вся эта белиберда едва-едва подойдет для
«Трамтарарама», «Горлодера», «Абракадабры» — органов печати, которые без
зазрения совести публикуют «Напевы Матушки-Гусыни» как оригинальное
лирическое произведение. И Оподельдок еще имеет наглость требовать гонорар
за свою галиматью! Да понимает ли Оподельдок (кто бы он ни был) в состоянии
ли он понять, что, озолоти он нас, мы не станем его печатать!»
Вчитываясь в эти строки, я чувствовал, как становлюсь все меньше и

Страницы: 1 2 3 4 5

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!