Фон Кемпелен и его открытие

(Рейтинг +1)
Loading ... Loading ...

обеспечен; часто — и это хорошо известно — ему приходилось прибегать ко
всевозможным ухищрениям для того, чтобы раздобыть самые ничтожные суммы.
Когда поднялся шум из-за поддельных векселей фирмы Гутсмут и Ko, подозрение
пало на фон Кемпелена, ибо он к тому времени обзавелся недвижимой
собственностью на Гасперитч-лейн и отказывался дать объяснения относительно
того, откуда у него взялись деньги на эту покупку. В конце концов его
арестовали, но, так как ничего решительно против него не было, по прошествии
некоторого времени он был освобожден. Полиция, однако, внимательно следила
за каждым его шагом; таким образом было обнаружено, что он часто уходит из
дома, идет всегда одним и тем же путем и неизменно ускользает от наблюдения
в лабиринте узеньких кривых улочек, который в воровском жаргоне зовется
Дондергат. Наконец после многих безуспешных попыток обнаружили, что он
поднимается на чердак старого семиэтажного дома в переулочке под названием
Флетплатц: нагрянув туда нежданно-негаданно, застали его, как и
предполагали, в самом разгаре фальшивых операций. Волнение его, как
передают, было настолько явным, что у полицейских не осталось ни малейшего
сомнения в его виновности. Надев на него наручники, они обыскали комнату
или, вернее, комнаты, ибо оказалось, что он занимает всю mausarde [Чердак,
мансарда (франц.).].
На чердак, где его схватили, выходил чулан размером десять футов на
восемь, там стояла химическая аппаратура, назначение которой так и не
установлено. В одном углу чулана находился небольшой горн, в котором пылал
огонь, а на огне стоял необычный двойной тигель — вернее, два тигля,
соединенных трубкой. В одном из них почти до верха был налит расплавленный
свинец, — впрочем, он не доставал до отверстия трубки, расположенного близко
к краю. В другом находилась какая-то жидкость, которая в тот момент, когда
вошли полицейские, бурно кипела, наполняя комнату клубами пара.
Рассказывают, что, увидав полицейских, фон Кемпелен схватил тигель обеими
руками (которые были защищены рукавицами — впоследствии оказалось, что они
асбестовые) и вылил содержимое на плиты пола. Полицейские тут же надели на
него наручники; прежде чем приступить к осмотру помещения, они обыскали его
самого, но ничего необычного на нем найдено не было, если не считать
завернутого в бумагу пакета; как было установлено впоследствии, в нем
находилась смесь антимония и какого-то неизвестного вещества, в почти (но не
совсем) равных пропорциях. Попытки выяснить состав этого вещества не дали до
сих пор никаких результатов; не подлежит сомнению, однако, что в конце
концов они увенчаются успехом.
Выйдя вместе с арестованным из чулана, полицейские прошли через некое
подобие передней, где не обнаружили ничего существенного, в спальню химика.
Они перерыли здесь все столы та. ящики, но нашли только какие-то бумаги, не
представляющие интереса, и несколько настоящих монет, серебряных и золотых.
Наконец, заглянув под кровать, они увидели старый большой волосяной чемодан
без петель, крючков или замка, с небрежно положенной наискось крышкой. Они
попытались вытащить его из-под кровати, но обнаружили, что даже
объединенными усилиями (а там было трое сильных мужчин) они «не могут
сдвинуть его ни на дюйм», что крайне их озадачило. Тогда один из них залез
под кровать и, заглянув в чемодан, сказал:
— Не мудрено, что мы не можем его вытащить. Да ведь он до краев полон
медным ломом! Упершись ногами в стену, чтобы легче было тянуть, он стал изо
всех сил толкать чемодан, в то время как товарищи его изо всех своих сил
тянули его на себя. Наконец с большим трудом чемодан вытащили из-под кровати
и рассмотрели содержимое. Мнимая медь, заполнявшая его, была вся в небольших
гладких кусках, от горошины до доллара величиной; куски эти были
неправильной формы, хотя все более или менее плоские, словно свинец, который
выплеснули расплавленным на землю и дали там остыть. Никому из полицейских и
на ум не пришло, что металл этот, возможно, вовсе не медь. Мысль, о том, что
это золото, конечно, ни на минуту не мелькнула в их головах; как там могла
родиться такая дикая фантазия? Легко представить себе их удивление, когда на
следующий день всему Бремену стало известно, что «куча меди», которую они с
таким презрением привезли в полицейский участок, не даз себе труда
прикарманить ни кусочка, оказалась золотом — золотом не только настоящим, но
и гораздо лучшего качества, чем то, которое употребляют для чеканки монет, —
золотом абсолютно чистым, незапятнанным, без малейшей примеси!
Нет нужды излагать здесь подробности признания фон Кемпелена (вернее,
того, что он нашел нужным рассказать) и его освобождения, ибо все это
публике уже известно. Ни один здравомыслящий человек не станет больше
сомневаться в том, что фон Кемпелену на деле удалось осуществить — по мысли
и по духу, если и не по букве — старую химеру о философском камне. К мнению
Араго следует, конечно, отнестись с большим вниманием, но и он не вовсе
непогрешим, и то, что он пишет о бисмуте в своем докладе Академии, должно
быть воспринято cum grano salis [С крупицей соли, то есть с осторожностью
(лат.).] Как бы то ни было, приходится признать, что .до сего времени все
попытки анализа ни к чему не привели; и до тех пор, пока фон Кемпелен сам не
пожелает дать нам ключ к собственной загадке, ставшей достоянием публики,
более чем вероятно, что дело это на годы останется in statu quo [Без перемен
(лат.).] В настоящее время остается лишь утверждать, что «чистое золото
можно легко и спокойно получить из свинца в соединении с некоторыми другими
веществами, состав которых и пропорции неизвестны».
Многие задумываются, конечно, над тем, к каким результатам приведет в
ближайшем и отдаленном будущем это открытие — открытие, которое люди
думающие не преминут поставить в связь с ростом интереса к золоту, связанным
с последними событиями в Калифорнии; а это соображение неизбежно приводит
нас к другому — исключительной несвоевременности открытия фон Кемпелена.
Если и раньше многие не решались ехать в Калифорнию, опасаясь, что золото,
которым изобилуют тамошние прииски, столь значительно упадет в цене, что
целесообразность такого далекого путешествия станет весьма сомнительной, —
какое же впечатление произведет сейчас на тех, кто готовится к эмиграции, и
особенно на тех, кто уже прибыл на прииски, сообщение о потрясающем открытии
фон Кемпелена? Открытии, смысл которого состоит попросту в том, что, помимо
существенного своего значения для промышленных нужд (каково бы ни было это
значение), золото сейчас имеет или, по крайней мере, будет скоро иметь (ибо
трудно предположить, что фон Кемпелен сможет долго хранить свое открытие в
тайне) ценность не большую, чем свинец, и значительно меньшую, чем серебро.
Строить какие-либо прогнозы относительно последствий этого открытия
чрезвычайно трудно, однако можно с уверенностью утверждать одно, что
сообщение об этом открытии полгода назад оказало бы решающее влияние на
заселение Калифорнии.
В Европе пока что наиболее заметным последствием было то, что цена на
свинец повысилась на двести процентов, а на серебро — на двадцать пять.

Произведение в мультимедии

Аудиокнига:
Фильм:


Страницы: 1 2

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!