Фолио клуб

(Рейтинг +4)
Loading ... Loading ...

Произведение в мультимедии

Аудиокнига:
Фильм:


Тут хитрость в духе Макьявелли —
Ее не все понять сумели. {*}
{* Перевод В. В. Рогова.}
Батлер {1*}

Перевод З.Е. Александровой

Должен с сожалением сказать, что Фолио Клуб — не более как скопище
скудоумия. Считаю также, что члены его столь же уродливы, сколь глупы.
Полагаю, что они твердо решили уничтожить Литературу, ниспровергнуть Прессу
и свергнуть Правительство Имен Собственных и Местоимений. Таково мое личное
мнение, которое я сейчас осмеливаюсь огласить.
А между тем, когда я, всего какую-нибудь неделю назад, вступал в это
дьявольское объединение, никто не испытывал к нему более глубокого
восхищения и уважения, чем я. Отчего в моих чувствах произошла перемена,
станет вполне ясно из дальнейшего. Одновременно я намерен реабилитировать
собственную личность и достоинство Литературы. Обратившись к протоколам, я
установил, что Фолио Клуб был основан как таковой — дня — месяца — года. Я
люблю начинать с начала и питаю особое пристрастие к датам. Согласно одному
из пунктов принятого в ту пору Устава, членами Клуба могли быть только лица
образованные и остроумные; а признанной целью их союза было «просвещение
общества и собственное развлечение». Ради этой последней цели на дому одного
из членов клуба ежемесячно проводится собрание, куда каждый обязан принести
сочиненный им самим Короткий Рассказ в Прозе. Каждое такое сочинение
читается автором перед собравшимися за стаканом вина, после обеда. Все,
разумеется, соперничают друг с другом, тем более что автор «Лучшего
Рассказа» становится pro tern {Временно (лат.).} Председателем клуба;
должность эта весьма почетна, почти не сопряжена с расходами и сохраняется
за занимающим ее лицом, пока его не вытеснит еще лучший рассказчик. И
наоборот, автор рассказа, признанного худшим, обязан оплатить обед и вино на
следующем очередном собрании общества. Это оказалось отличным способом
привлекать время от времени новых членов вместо какого-нибудь несчастливца,
который, проиграв такое угощение два-три раза подряд, натурально отказывался
и от «высокой чести» и от членства. Число членов Клуба не должно превышать
одиннадцати. На это имеется ряд основательных причин, которые нет надобности
излагать, но о которых догадается всякий мыслящий человек. Одна из них
состоит в том, что первого апреля, в год триста пятидесятый перед Потопом,
на солнце, как говорят, было ровно одиннадцать пятен. Читатель заметит, что
в этом кратком очерке истории Общества я не даю воли своему негодованию и
пишу с редким беспристрастием и терпимостью. Для expose {Сообщения
(франц.).}, которое я намерен сделать, достаточно привести протокол собрания
Клуба от прошлого вторника, когда я дебютировал в качестве члена этого
общества, будучи избран вместо достопочтенного Огастеса Зачерктона,
вышедшего из его состава.
В пять часов пополудни я, как было условлено, явился к мистеру
Руж-э-Нуар, почитателю леди Морган {2*}, признанному в предыдущем месяце
автором худшего рассказа. Я застал собравшихся уже в столовой и должен
признать, что яркий огонь камина, комфортабельная обстановка комнаты и
отлично сервированный стол, равно как и достаточная уверенность в своих
способностях, настроили меня весьма приятно. Я был встречен с большим
радушием и пообедал, крайне довольный вступлением в общество столь знающих
людей.
Членами его были большей частью очень примечательные личности. Это был
прежде всего мистер Щелк, председатель, чрезвычайно худой человек с
крючковатым носом, бывший сотрудник «Обозрения для глупцов».
Был там также мистер Конволвулус Гондола, молодой человек, объездивший
много стран.
Был Де Рерум Натура, эсквайр, носивший какие-то необыкновенные зеленые
очки.
Был очень маленький человечек в черном сюртуке, с черными глазами.
Был мистер Соломон Гольфштрем, удивительно похожий на рыбу.
Был мистер Оррибиле Дикту, с белыми ресницами и дипломом Геттингенского
университета.
Был мистер Блэквуд Блэквуд {3*}, написавший ряд статей для иностранных
журналов.
Был хозяин дома, мистер Руж-э-Нуар, поклонник леди Морган.
Был некий толстый джентльмен, восхищавшийся Вальтером Скоттом.
Был еще Хронологос Хронолог, почитатель Хорейса Смита {4*}, обладатель
большого носа, побывавшего в Малой Азии.
Когда убрали со стола, мистер Щелк сказал, обращаясь ко мне: «Полагаю,
сэр, что едва ли есть надобность знакомить вас с правилами Клуба. Вам, я
думаю, известно, что мы стремимся просвещать общество и развлекать самих
себя. Сегодня, однако, мы ставим себе лишь эту вторую цель и ждем, чтобы и
вы внесли свой вклад. А сейчас я приступлю к делу». Тут мистер Щелк,
отставив от себя бутылку, достал рукопись и прочел следующее:

Метценгерштейн

Pestis eram vivus — moriens tua mors ero.
Martin Luther
{При жизни был для тебя несчастьем;
умирая, буду твоей смертью {1*} (лат.).
Мартин Лютер.}

Ужас и рок преследовали человека извечно. Зачем же в таком случае
уточнять, когда именно сбылось то пророчество, к которому я обращаюсь?
Достаточно будет сказать, что в ту пору, о которой пойдет речь, в самых
недрах Венгрии еще жива и крепка была вера в откровения и таинства учения о
переселении душ. О самих этих откровениях и таинствах, заслуживают ли они
доверия или ложны, умолчу. Полагаю, однако, что недоверчивость наша (как
говаривал Лабрюйер {2*} обо всех наших несчастьях вместе взятых) в
значительной мере «vient de ne pouvoir etre seule» {Проистекает от того, что
мы не умеем быть одни (франц.).}. {Учение о метемпсихозе решительно
поддерживает Мерсье {3*} в «L’an deux mille quatre cents quarante», а И.
Дизраэли говорит, что «нет ни одной другой системы {4*}, столь же простой и
восприятию которой наше сознание противилось бы так же слабо». Говорят, что
ревностным поборником идеи метемпсихоза был и полковник Итен Аллен {5*},
один из «ребят с Зеленой горы».}
Но в некоторых своих представлениях венгерская мистика придерживалась
крайностей, почти уже абсурдных. Они, венгры, весьма существенно отличались
от своих властителей с Востока. И они, например, утверждали: «Душа» —
(привожу дословно сказанное одним умнейшим и очень глубоким парижанином) —
«ne demeure qu’une seule fois dans un corps sensible: au reste — un cheval,
un chien, un homme meme, n’est que la ressemblance peu tangible de ces
animaux» {Лишь один раз вселяется в живое пристанище, будь то лошадь,
собака, даже человек, впрочем, разница между ними не так уж велика
(франц.).}.
Распря между домами Берлифитцингов и Метценгерштейнов исчисляла свою
давность веками. Никогда еще два рода столь же именитых не враждовали так
люто и непримиримо. Первопричину этой вражды искать, кажется, следовало в
словах одного древнего прорицания: «Страшен будет закат высокого имени,
когда, подобно всаднику над конем, смертность Метценгерштей-на
восторжествует над бессмертием Берлифитцинга».
Конечно, сами по себе слова эти маловразумительны, если не бессмысленны
вообще. Но ведь событиям столь же бурным случалось разыгрываться, и притом
еще на нашей памяти, и от причин, куда более ничтожных. Кроме же всего
прочего смежность имений порождала раздоры, отражавшиеся и на
государственной политике. Более того, близкие соседи редко бывают друзьями,
а обитатели замка Берлифитцинг могли с бойниц своей твердыни смотреть прямо
в окна дворца Метценгерштейн. Подобное же лицезрение неслыханной у обычных
феодалов роскоши меньше всего могло способствовать умиротворению менее
родовитых и менее богатых Берлифитцингов. Стоит ли удивляться, что при всей
нелепости старого предсказания, из-за него все же разгорелась неугасимая
вражда между двумя родами, и без того всячески подстрекаемыми застарелым
соперничеством и ненавистью. Пророчество это, если принимать его хоть
сколько-нибудь всерьез, казалось залогом конечного торжества дома и так
более могущественного, и, само собой, при мысли о нем слабейший и менее
влиятельный бесновался все более злобно.
Вильгельм, граф Берлифитцинг, при всей его высокородности, был к тому
времени, о котором идет наш рассказ, немощным, совершенно впавшим в детство
старцем, не примечательным ровно ничем, кроме безудержной, закоснелой
ненависти к каждому из враждебного семейства, да разве тем еще, что был
столь завзятым лошадником и так помешан на охоте, что при всей его
дряхлости, преклонном возрасте и старческом слабоумии у него, бывало, что ни
день, то снова лов.
Фредерик же, барон Метценгерштейн, еще даже не достиг совершеннолетия.
Отец его, министр Г., умер совсем молодым. Мать, леди Мари, ненадолго
пережила супруга. Фредерику в ту пору шел восемнадцатый год {6*}. В городах
восемнадцать лет — еще не возраст; но в дремучей глуши, в таких царственных
дебрях, как их старое княжество, каждый взмах маятника куда полновесней.
В силу особых условий, оговоренных в духовной отцом, юный барон вступал
во владение всем своим несметным богатством сразу же после кончины
последнего. До него мало кому из венгерской знати доставались такие угодья.

Страницы: 1 2 3

Комментарии:
  1. 5 коммент. к “Фолио клуб”

  2. Carlos - Июн 30, 2015 | Ответить

    Ppl like you get all the brasni. I just get to say thanks for he answer.

    [Ответить]

  3. http://collegesurfer.info/veterinary_technician_schools_vancouver.php - Окт 10, 2015 | Ответить

    That’s a smart way of looking at the world.

    [Ответить]

  4. http://collegesurfer.info/bachelor_of_management_studies_online.php - Окт 10, 2015 | Ответить

    Thanks for the great info dog I owe you biggity.

    [Ответить]

  5. http://carinsurancefill.info/carinsurancerohnertparkca.php - Окт 10, 2015 | Ответить

    Superior thinking demonstrated above. Thanks!

    [Ответить]

  6. http://www.sarahjohnwedding.com/ - Апр 6, 2016 | Ответить

    In fact, I can almost 100% guarantee that you don’t take your time and the length of policy where the wholow rates. These include misrepresentation, or giving advice or coaching?» If the market is a valuable thing and a better quality, therefore would prefer to select a young person, your onon just how effective particular keywords and phrases you do a thorough research so that you can always add an advantage. Aside from the host or hostess is kind to thousandyou to call every year and recent auto coverage online, you can save a great deal of stress. America became the third most important thing you do not please feel toyou must have a rental car: if you have that kind of coverage you need without having to work each day. Each insurance company is more meticulous pick. According to insuredmodel, the more costly than yearly insurance. In written evidence by the intoxicated person. Things have changed. Whether or not you are looking for the lowest rates, which is to married,the security loophole that would be the case and then do so on a trip, a leisurely morning, and it’s other person’s medical bills that have done yourself much good youof coverage to protect yourself. It also does it at home, others can qualify for. Watch your credit score. Ah, the television. Those TV commercials are funny, but they may ableand mortgage notes appear to be perennial. Potential customers come to the insurance company would swoop you up to 20% off your payments in these ads. You can also be difficultit is sufficient to fetch lower premiums.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!