Философия обстановки

(Рейтинг +6)
Loading ... Loading ...

именно такая форма дает лучшие (обычные) возможности  размещения  мебели.  В
ней всего одна дверь — никоим образом не широкая,  —  находящаяся  на  одной
стороне прямоугольника, и всего два окна, на  противоположной  его  стороне.
Окна большие, доходящие до полу, помещены в глубоких проемах  и  выходят  на
итальянскую _веранду_. Стекла в них  —  алого  цвета,  рамы  —  из  розового
дерева, более массивные, чем обычно. К стеклу  прилегают  шторы  из  плотной
серебряной ткани, по форме окна, которые свисают  свободно,  не  драпируясь.
Сам оконный проем занавешен  великолепным  алым  шелком  с  длинной  золотой
бахромой, подбитым той же  серебряной  тканью,  из  которой  сделаны  шторы.
Карнизов нет; складки занавеса (более острые,  чем  массивные,  и  создающие
впечатление легкости)  спускаются  из-под  широкого,  богато  раззолоченного
фриза, идущего вокруг всей комнаты там, где стены  соединяются  с  потолком.
Занавеси раскрываются и задергиваются с  помощью  толстого  золотого  шнура,
свободно обвивающего их и завязанного  легким  узлом;  нет  ни  булавок,  ни
скрепок, ни других подобных приспособлений. Цвета занавесей и бахромы  —  то
есть алый и золотой — повторяются всюду  и  определяют  _характер_  комнаты.
Саксонский ковер толщиною в полдюйма — того же алого цвета — украшен тем  же
золотым шнуром, что на занавесях, расположенным так, что образует рельеф  из
неправильных  изгибов,  словно  лежащих  один  на  другом.   Стены   оклеены
глянцевитыми серебристо-серыми обоями, по  которым  разбросаны  мелкие  алые
арабески несколько более бледного тона, чем господствующий цвет.  На  стенах
много картин. Это преимущественно фантастические пейзажи  —  как,  например,
волшебные гроты Стенфилда или озеро «Мрачная Топь» Чапмена. Есть, однако,  и
три-четыре женских головки воздушной красоты — портреты в манере Салли. Тона
картин —  теплые,  но  темные.  Здесь  нет  «блестящих  эффектов».  Во  всем
чувствуется _покой_. Нет ни одной маленькой картины. Мелкие полотна  придают
комнате тот _пятнистый_ вид, который портит и многие произведения  живописи,
чересчур выписанные. Рамы широки, но не глубоки,  украшены  богатой,  но  не
филигранной резьбой и не  настолько,  чтобы  казаться  _потускневшими_.  Они
сохраняют тон полированного золота. К  стене  они  примыкают  плотно,  а  не
подвешены на шнурах. Последнее  часто  бывает  выигрышным  для  картины,  но
портит общий вид комнаты. Зеркало всего одно — притом не очень большое.  Оно
почти круглое и висит так, чтобы не  отражать  обычные  места  для  сидения.
Этими единственными сиденьями являются два больших и низких дивана  розового
дерева, обитых алым шелком с золотыми цветами, и две легкие козетки того  же
розового дерева. Есть и фортепиано (также розового дерева), открытое  и  без
чехла.  Возле  одного  из  диванов  —  восьмиугольный   стол,   целиком   из
великолепного мрамора с золотыми прожилками. На нем также  нет  покрывала  —
достаточно одних занавесей. Четыре большие и роскошные севрские вазы, полные
ярких цветов, занимают слегка закругленные углы комнаты. Высокий канделябр с
небольшим античным светильником, в котором горит  душистое  масло,  стоит  у
изголовья моего спящего друга. Несколько легких и изящных подвесных полок  с
золотыми краями на алых шелковых шнурах с золотыми кистями  вмещают  две-три
сотни богато переплетенных книг. Кроме этого,  нет  никакой  мебели,  только
лампа Арганда под алым матовым абажуром,  свисающая  с  высокого  сводчатого
потолка на тонкой золотой цепи, освещая все спокойным, но волшебным сиянием.

Примечания

Философия обстановки
(«The Philosophy of Furniture»)

Опубликовано в 1840 г.
С.  706.   Стенфилд,   Уильям   Кларксон   (1794-1867)   —   английский
художник-маринист.
Чапмен,  Джон  Гэтсби  (1808-1889)  —  американский  художник,   мастер
пейзажа.

A.M. Зверев

Страницы: 1 2

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!