Дневник Джулиуса Родмена, представляющий собой описание первого путешествия через скалистые горы северной Америки, совершенного цивилизованными людьми

(Рейтинг +2)
Loading ... Loading ...

каштанами. Мы знали, что в такой теснине трудно оставаться незамеченными,
даже ночью, и наши опасения очень усилились. Мы решили не отправляться
дальше до поздней ночи и двигаться с большой осторожностью. А тем временем
мы выставили часового на берегу и еще одного — в пироге, пока остальные
осматривали оружие и боеприпасы, готовясь к худшему.
Около десяти часов мы собрались отплыть, как вдруг наша собака тихо
зарычала; это заставило нас всех схватиться за ружья; однако причиной
тревоги оказался одинокий индеец племени понка, который, не таясь, подошел к
часовому, стоявшему на берегу, и протянул руку. Мы привели его на борт и
угостили виски, от чего он сделался весьма общителен и рассказал, что его
племя, живущее в нескольких милях ниже по течению, уже не первый день
наблюдает наше передвижение; но что понка настроены дружелюбно и не тронут
белых людей, а когда мы пойдем в обратный путь, готовы к меновому торгу. Его
послали предостеречь белых против сиу, известных грабителей, которые
устроили засаду в двадцати милях выше, где река образует излучину. Их там —
три отряда, сообщил он, и они намерены убить нас всех, в отместку за
оскорбление, много лет назад нанесенное их вождю неким французским
траппером.

    Глава IV

[Мы покинули наших путешественников пятого сентября, в ожидании
нападения сиу. Преувеличенные слухи о свирепости этого племени внушали
экспедиции сильное желание избежать встречи; но из сообщения дружественного
понки явно следовало, что встреча неизбежна. Путешественники отказались от
ночных передвижений, признав эту тактику неправильной, и постановили
действовать решительно и выказывать полное бесстрашие. Остаток ночи прошел в
военных приготовлениях. Большую лодку освободили, насколько было возможно,
для этой цели, придав ей самый грозный вид, какой сумели. В числе прочих
приготовлений к обороне путешественники подняли снизу пушку и установили ее
на палубе, над каютой, приготовив и пули для пальбы картечью. Перед восходом
солнца путешественники отплыли с вызывающей смелостью, при сильном попутном
ветре. Чтобы враг не увидел признаков страха или подозрительности, канадцы
запели, а все остальные подхватили удалую походную песню, так что по лесу
пошел гул, и бизоны в изумлении глядели им вслед.
Как видно, индейцы сиу были для мистера Родмена жупелом par excellence
{В особенности, по преимуществу (франц.).}, и он особо останавливается на их
военных подвигах. Из его подробного описания нравов этого племени мы
приводим лишь то, что содержит нечто новое или имеет важное значение.
Название «сиу» дано этим индейцам французами; англичане превратили его в
«сью». Кажется, их туземное название — даркоты {22*}. Они жили некогда на
Миссисипи, но постепенно расширили свои владения и к тому времени, когда
писался дневник, занимали почти всю обширную территорию между Миссисипи,
Саскачеваном, Миссури и Красной рекой, впадающей в озеро Виннипег. Они
делились на множество кланов. Собственно даркотами были виноваканты, которых
французы называли Gens du Lac {Озерные люди (франц.).}; их было Примерно
пятьсот воинов, живших по обоим берегам Миссисипи, вблизи водопада Св.
Антония. Соседями виновакантов, жившими к северу от них, на реке Сент-Питер,
были ваппатоми, насчитывавшие около двухсот воинов. Выше по реке Сент-Питер
жила группа в сто человек, которая называла себя ваппитути, а у французов
была известна как Gens des Feuilles {Лиственные люди (франц.).}. Еще выше по
реке, в ее верховьях, обитали сисситуни, числом около двухсот. На Миссури
жили янктоны и тетоны. Первые делились на две ветви, северную и южную, из
которых первая, насчитывавшая около пятисот человек, кочевала в долине,
откуда начинаются реки Красная, Сиу и Жак. Южная ветвь владела землей между
рекой Де Мойн и реками Жак и Сиу. Но самыми свирепыми из всех сиу слывут
тетоны; а они делятся на четыре племени: саони, миннакенози, окайденди и
буа-брюле. Последние, те, что подкарауливали наших путешественников в
засаде, были самыми дикими и грозными из всех; их насчитывалось около
двухсот, и они жили по обоим берегам Миссури, вблизи рек, которым капитаны
Льюис и Кларк дали название реки Белой и реки Тетон. Ниже реки Шайенн жили
окайденди, в количестве полутораста человек. Миннакенози, числом двести
пятьдесят, занимали землю между Шайенн и Ватарху; а саони, наиболее крупный
из кланов тетонов, насчитывавший до трехсот воинов, жили вблизи Вареконн.
Кроме этих четырех племен — коренных сиу — было еще пять отколовшихся,
которые назывались ассинибойны. Из них ассинибойны менатопа, в количестве
двухсот, жили на Мышиной реке, между рекой Ассинибойн и Миссури; двести
пятьдесят Gens des Feuilles занимали оба берега реки Белой; Большие Дьяволы,
насчитывавшие четыреста пятьдесят человек, кочевали в верховьях реки
Дикобразов и реки Молочной, а еще две группы, названия которых не упомянуты,
бродили вдоль Саскачевана, общим числом около семисот. Эти отколовшиеся
группы часто воевали с материнским племенем сиу.
Внешний облик сиу обычно уродлив; их конечности, по нашим понятиям о
пропорциях тела, слишком коротки по сравнению с туловищем; у них выступающие
скулы и выпуклые, тусклые глаза. Мужчины бреют голову, оставляя лишь длинную
прядь на макушке, которая спускается им на плечи в виде косы; эту прядь они
очень холят, но иногда срезают по случаю особого торжества или траура. Вождь
сиу в полном боевом облачении представляет поразительное зрелище. Все его
тело вымазано жиром и углем. Рубаха из шкур достигает талии и подпоясана
кушаком примерно в дюйм шириною, из такой же шкуры или материи; к нему
прикреплено одеяло или шкура, продетая между ног. На плечах у него плащ из
отбеленной шкуры бизона, которую в хорошую погоду носят мехом внутрь, а в
дождь — мехом наружу. Плащ достаточно велик, чтобы можно было завернуться в
него целиком, и часто украшен иглами дикобраза (которые гремят при движениях
воина), а также множеством грубо нарисованных эмблем, указывающих на
воинственность его владельца. На голове вождя укреплено ястребиное перо и
иглы дикобраза. Вместо панталон — поножи из выделанной шкуры антилопы, с
боковыми швами дюйма в два шириною и украшениями из прядей волос, взятых у
какого-нибудь оскальпированного врага. Мокасины сшиты из шкуры лося или
бизона мехом внутрь; в торжественных случаях вождь волочит за каждым из
мокасин хорьковую шкурку. Сиу питают пристрастие к этому неприятному
животному и любят делать из его шкуры кисеты и другие вещи.
Замечательна также одежда жены вождя. Ее длинные волосы разделены
пробором и спускаются по спине или собраны в подобие сетки. Мокасины ее не
отличаются от мужниных, но поножи достигают только колен, где их прикрывает
неуклюжая рубаха из лосиных шкур, которая спускается до лодыжек, а вверху
укрепляется веревкой. В талии она обычно подпоясана, а поверх всего накинут
плащ из бизоньей шкуры, такой же, как у мужчин. Вигвамы тетонов хорошо
построены; они делаются из отбеленных бизоньих шкур и укрепляются на шестах.
Это племя наводняет берега Миссисипи на протяжении более ста пятидесяти
миль; по большей части это прерия, на которой местами встречаются холмы.
Последние неизменно прорезаны глубокими оврагами и лощинами, которые в
середине лета пересыхают, а в период дождей служат руслом мутных и бурных
потоков. Их края как вверху, так и внизу заросли густым кустарником, но
преобладает открытая ветрам безлесная низина, поросшая буйной травой. Почва
сильно насыщена разнообразными минералами, в том числе глауберовой солью,
медью, серой и квасцами, которые окрашивают воды реки и сообщают ей
отвратительный запах и вкус. Из диких животных чаще всего встречаются
бизоны, олени, лоси и антилопы. Здесь мы опять даем слово автору дневника].
6 сентября. Плыли по открытой местности; погода стояла отличная, так
что все мы были настроены довольно бодро, несмотря на ожидание нападения. До
сих пор мы еще не видели ни одного индейца и быстро продвигались по их
опасным владениям. Я, однако, слишком хорошо знал тактику дикарей, чтобы не
понимать, что за нами неустанно наблюдают, и был уверен, что тетоны не
преминут оказаться в первой же лощине, где им будет удобно притаиться.
Около полудня один из канадцев заорал: «Сиу! Сиу!» и указал на длинную
и узкую расселину, которая пересекала прерию слева от нас и тянулась от
берега Миссури к югу, насколько хватал глаз. Это ущелье было руслом притока,
но сейчас воды там было мало, и берега представляли собой высокие стены. С
помощью подзорной трубы я тотчас обнаружил причину тревоги. По ущелью
спускался цепочкой большой отряд конных индейцев, явно намереваясь
застигнуть нас врасплох. Их выдали перья головных уборов, которые то и дело
показывались над краем ущелья, там где неровности почвы заставляли их
подыматься. Именно по движениям перьев мы увидели, что они едут верхом.
Отряд приближался очень быстро, и я велел грести во всю мочь, чтобы пройти
устье притока прежде, чем они его достигнут. Увидев, по ускоренному ходу
лодок, что мы их заметили, индейцы испустили клич, выскочили из ущелья и
помчались на нас; их было около сотни.
Положение наше становилось тревожным. В любом другом месте, пройденном
за тот день, я не так опасался бы нападения этих разбойников; но здесь
берега были очень высокими и отвесными, какими бывают берега у притоков, так
что дикари отлично видели нас сверху, тогда как пушка, на которую мы
возлагали такие надежды, не могла быть на них наведена. В довершение наших

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!