Дневник Джулиуса Родмена, представляющий собой описание первого путешествия через скалистые горы северной Америки, совершенного цивилизованными людьми

(Рейтинг +2)
Loading ... Loading ...

полной нагрузке имела осадку в два фута. Переднюю часть ее занимала палуба в
двадцать футов, а под ней — каютка с плотно закрывающейся дверью; там,
потеснившись, могли уместиться все члены экспедиции, ибо лодка была очень
широкой. Эта часть ее была непроницаема для пуль; промежуток между двух
слоев дубовых досок был законопачен пенькой; кое-где мы просверлили
маленькие отверстия, чтобы в случае нападения стрелять в противника, а также
следить за ним; вместе с тем эти отверстия, при закрытой двери, давали
доступ воздуху и свету; на случай надобности у нас имелись для них прочные
затычки. Остальная, десятифутовая часть палубы была открытой; здесь было
место для шести весел, но чаще всего судно двигалось при помощи шестов,
которыми мы работали, переходя вдоль палубы. Была у нас также короткая
мачта, которая легко ставилась и снималась; она устанавливалась в семи футах
от носа; при благоприятном ветре мы подымали на ней большой прямоугольный
парус, а при встречном — убирали его вместе с мачтой.
В особом отделении, отгороженном в носовой части, мы везли десять
бочонков хорошего пороха и соответственное количество свинца, из десятой
части которого уже были отлиты ружейные пули. Здесь мы спрятали также
маленькую медную пушку с лафетом, в разобранном виде, чтобы занимала меньше
места; ибо мы считали, что она может пригодиться. Эта пушка была одной из
трех, привезенных на пироге по Миссури испанцами за два года до того, и
вместе с пирогой пошла ко дну в нескольких милях от Петит Кот. Песчаная мель
так сильно изменила русло в том месте, где опрокинулась пирога, что одну из
пушек обнаружил какой-то индеец; с несколькими помощниками он доставил ее в
поселок, где продал за галлон виски. Тогда жители Петит Кот вытащили и
остальные две. Пушки были очень маленькие, но из хорошего металла и искусной
работы, с чеканкой, изображавшей змей, какая бывает иногда на французских
полевых орудиях. При пушках было пятьдесят железных ядер, и они также
достались нам. Я рассказываю о том, как к нам попала пушка, потому что она,
как будет сказано ниже, сыграла важную роль в наших делах. Кроме того, у нас
имелось пятнадцать запасных винтовок, упакованных в ящики, которые мы тоже
поместили на носу, вместе с прочими тяжестями. Это мы сделали для того,
чтобы нос глубоко сидел в воде; так лучше, когда в реке много коряг и
всякого топляка
Другого оружия у нас также было достаточно; у каждого был надежный
топорик и нож, не говоря о ружье и патронах. В обе лодки положили по
походному котелку, по три больших топора, бечеву, по две клеенки, чтобы
укрывать, если понадобится, наш товар, и по две большие губки для
вычерпывания воды. У пироги также имелась маленькая мачта с парусом (о
которой я забыл упомянуть), а для починок — запас смолы, бересты и «ватапе»
{18*}. Там же мы везли и все товары для индейцев, какие сочли нужным
захватить и приобрели на том же судне, ходившем по Миссисипи. Мы не
собирались торговать с индейцами, но эти товары были нам предложены по
дешевке, и мы решили взять их на всякий случай. Они состояли из шелковых и
бумажных платков, ниток, лесок и бечевы; шапок, обуви и чулок, мелкого
ножевого и скобяного товара; коленкора, пестрых ситцев и других
манчестерских изделий; табаку в пачках, валяных одеял, а также стеклянных
побрякушек, бус и т. п. Все это было упаковано небольшими частями так, чтобы
каждый из нас мог нести по три таких пакета. Провизия также была удобно
упакована и распределена на обе лодки. Всего у нас было двести фунтов
свинины, шестьсот фунтов галет и шестьсот фунтов пеммикана. Последний мы
взяли в Петит Кот у канадцев, которые сказали нам, что его берут во все
большие экспедиции Северо-Западной Пушной компании, когда опасаются, что не
добудут достаточно дичи. Он приготовляется особым образом. Постное мясо
крупных животных нарезается тонкими ломтями и вялится на деревянной решетке
над небольшим огнем или выставляется на солнце (как в нашем случае), а
иногда и на мороз. Когда оно таким образом провялено, его толкут между двумя
тяжелыми камнями, и оно может сохраняться несколько лет. Однако при хранении
в больших количествах оно весной начинает бродить, и если его хорошенько не
проветрить, оно скоро портится. Нутряной жир растапливают вместе с жиром
огузка и смешивают в равных частях с толченым мясом; затем его кладут в
мешки, и оно готово к употреблению и очень вкусно, даже без соли и овощей.
Самый лучший пеммикан делается с добавлением костного мозга и сушеных ягод и
является весьма вкусным блюдом {Пеммикан, описанный м-ром Родменом,
представляет для нас нечто совершенно новое и совсем не похож на тот, о
котором наши читатели несомненно узнали из записок Перри {19*}, Росса {20*},
Бэка {21*} и других северных путешественников. Тот, как мы помним,
приготовляется посредством длительной варки постного мяса (из которого
тщательно удален жир), пока оно не уварится в густую массу. К этой массе
добавляются в изобилии пряности и соль, так что даже небольшое ее количество
считается весьма питательным. Впрочем, один американский хирург, который
имел возможность наблюдать процесс пищеварения через открытую рану в желудке
пациента, доказал, что для этого процесса важен именно объем и что
концентрация питательных веществ является поэтому в значительной степени
бессмыслицей. — [Редакторы «Джентлменз мэгезин»].}. Виски мы везли в
оплетенных бутылях по пять галлонов в каждом; таких у нас было двадцать, то
есть всего сто галлонов.
Когда мы погрузили все припасы и всех пассажиров, включая собаку
Торнтона, оказалось, что свободного места почти не остается, разве что в
большой каюте, которую мы не загрузили, чтобы спать в ней в дурную погоду;
здесь у нас хранилось только оружие и боеприпасы, да еще несколько бобровых
капканов и медвежья шкура. Теснота подсказала нам мысль, которую надо было
осуществить в любом случае, а именно: оставить четырех человек, чтобы шли
вдоль берега и стреляли для нас дичь, а одновременно вели разведку,
предупреждая нас о появлении индейцев. Для этого мы обзавелись двумя
хорошими лошадьми; одну дали Роберту и Мередиту Грили, которые должны были
следовать южным берегом, другую — Фрэнку и Пойндекстеру Грили, которым
предстояло идти по северному берегу. Лошади предназначались для перевозки
подстреленной дичи.
Это заметно разгрузило наши лодки, где теперь нас оставалось
одиннадцать человек. В меньшую лодку сели двое из Петит Кот, а также Тоби и
Пьер Жюно. В большой поместился Пророк (как мы его называли), он же
Александр Уормли, Джон Грили, Эндрью Торнтон, трое из Петит Кот и я, да,
кроме того, собака Торнтона.
Иногда мы шли на веслах, но большей частью подтягивались, держась за
ветви деревьев, росших по берегу, или, где позволяла местность, вели лодки
на буксире, что было легче всего; одни шли по берегу и тянули, другие
оставались в лодках, отпихиваясь от берега баграми. Очень часто мы все
работали баграми. В этом способе передвижения (он хорош, когда на дне не
слишком много ила или плывунов, а глубина не слишком велика) канадцы весьма
искусны, так же как и в гребле. Они пользуются длинными, твердыми и легкими
баграми с железными наконечниками; вооружившись ими, они идут к носу судна,
по равному числу людей с каждого борта; затем становятся лицом к корме и до-
стают баграми дно; крепко упираясь в него, каждый нажимает на конец багра
плечом, подложив подушку; идя вдоль судна, они с большой силой толкают его
вперед. С такими баграми не нужен рулевой, так как багры направляют судно с
удивительной точностью.
Пользуясь всеми этими способами, а иногда, при быстром течении или на
мелководье, вынужденные пробираться вброд и тащить наши лодки, мы начали
свое богатое событиями путешествие вверх по Миссури. Шкуры, являвшиеся
основной целью экспедиции, мы должны были добывать главным образом охотой и
трапперством, стараясь оставаться незамеченными и не прибегая к торгу с
индейцами, ибо знали их по опыту за коварный народ, с которым столь
малочисленной экспедиции, как наша, лучше не иметь дела. Меха, которые
добывались в этих местах нашими предшественниками, включали бобра, выдру,
куницу, рысь, норку, ондатру, медведя, обычную лису, лису мелкой породы,
росомаху, енота, ласку, волка, бизона, оленя и лося; но мы решили
ограничиться наиболее ценными из них.
Великолепная погода в день нашего отъезда из Петит Кот вселила в нас
надежду и настроила всех чрезвычайно весело. Лето еще только начиналось, и
ветер, который сперва сильно дул нам навстречу, дышал весенней негой. Солнце
светило ярко, но еще не жгло. Лед на реке уже сошел, и обильные воды скрыли
от глаз илистые наносы, которые при низкой воде так портят вид берегов
Миссури. Сейчас река величаво текла мимо одного из берегов, заросшего ивой и
канадским тополем, и мощно била в крутые утесы другого берега. Глядя вверх
по реке (она здесь уходила прямо на запад, пока вода не сливалась вдали с
небом) и размышляя об обширных пространствах, по которым протекли эти воды,
— пространствах, еще не известных белому человеку и, быть может, изобилующих
редчайшими творениями бога, — я почувствовал никогда прежде не испытанное
волнение и втайне решил, что только неодолимые препятствия помешают мне
плыть по этой величавой реке дальше всех моих предшественников. В эти минуты
я ощущал в себе сверхчеловеческие силы и испытывал такой душевный подъем,
что лодка показалась мне тесной. Мне хотелось быть на берегу вместе с

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Комментарии:

Оставить комментарий или два

Я не робот!