Черный кот

(Рейтинг +198)
Loading ... Loading ...

ее рукой. То был черный кот, очень крупный — под стать Плутону — и похожий
на него как две кайли воды, с одним лишь отличием. В шкуре Плутона не было
ни единой белой шерстинки; а у этого кота оказалось грязно-белое пятно чуть
ли не во всю грудь.
Когда я коснулся его, он вскочил с громким мурлыканьем и потерся о мою
руку, видимо, очень обрадованный моим вниманием. А ведь я как раз искал
такого кота. Я тотчас пожелал его купить; но хозяин заведения отказался от
денег — он не знал, откуда этот кот взялся, — никогда его раньте не видел.
Я все время гладил кота, а когда собрался домой, он явно пожелал идти
со мною. Я ему не препятствовал; по дороге я иногда нагибался и поглаживал
его. Дома он быстро освоился и сразу стал любимцем моей жены.
Но сам я вскоре начал испытывать к нему растущую неприязнь. Этого я
никак не ожидал; однако — не знаю, как и почему это случилось, — его
очевидная любовь вызывала во мне лишь отвращение и досаду. Мало-помалу эти
чувства вылились в злейшую ненависть. Я всячески избегал кота; лишь смутный
стыд и память о моем прежнем злодеянии удерживали меня от расправы над ним.
Проходили недели, а я ни разу не ударил его и вообще не тронул пальцем: но
медленно — очень медленно — мною овладело неизъяснимое омерзение, и я
молчаливо бежал от постылой твари как от чумы.
Я ненавидел этого кота тем сильней, что оп, как обнаружилось в первое
же утро, лишился, подобно Плутону, одного глаза. Однако моей жене он стал от
этого еще дороже, она ведь, как я уже говорил, сохранила в своей душе ту
мягкость, которая некогда была мне свойственна и служила для меня
неиссякаемым источником самых простых и чистых удовольствий.
Но, казалось, чем более возрастала моя недоброжелательность, тем крепче
кот ко мне привязывался. Он ходил за мной по пятам с упорством, которое
трудно описать. Стоило мне сесть, как он забирался под мой стул или прыгал
ко мне на колени, донимая меня своими отвратительными ласками. Когда я
вставал, намереваясь уйти, он путался у меня под ногами, так что я едва не
падал, или, вонзая острые когти в мою одежду, взбирался ко мне на грудь. В
такие минуты мне нестерпимо хотелось убить его на месте, но меня удерживало
до некоторой степени сознание прежней вины, а главное — не стану скрывать, —
страх перед этой тварью.
В сущности, то не был страх перед каким-либо конкретным несчастьем, —
но я затрудняюсь определить это чувство другим словом. Мне стыдно признаться
— даже теперь, за решеткой, мне стыдно признаться, — что чудовищный ужас,
который вселял в меня кот, усугубило самое немыслимое наваждение. Жена не
раз указывала мне на белесое пятно, о котором я уже упоминал, единственное,
что внешне отличало эту странную тварь от моей жертвы. Читатель, вероятно,
помнит, что пятно это было довольно большое, однако поначалу очень
расплывчатое; по медленно — едва уловимо, так что разум мой долгое время
восставал против столь очевидной нелепости, — оно приобрело наконец
неумолимо ясные очертания. Не могу без трепета назвать то, что оно отныне
изображало — из-за этого главным образом я испытывал отвращение и страх и
избавился бы, если б только посмел, от проклятого чудовища, — отныне, да
будет вам ведомо, оно являло взору нечто мерзкое — нечто зловещее, —
виселицу! — это кровавое и грозное орудие Ужаса и Злодейства — Страдания и
Погибели!
Теперь я воистину был несчастнейшим из смертных. Презренная тварь,
подобная той, которую я прикончил, не моргнув глазом, — эта презренная тварь
причиняла мне — мне, человеку, сотворенному по образу и подобию Всевышнего,
— столько невыносимых страданий! Увы! Денно и нощно не знал я более
благословенного покоя! Днем кот ни на миг но отходил от меня, ночью же я что
ни час пробуждался от мучительных сновидений и ощущал горячее дыхание этого
существа на своем лице и его невыносимую тяжесть, — кошмар во плоти, который
я не в силах был стряхнуть, — до конца дней навалившуюся мне на сердце!
Эти страдания вытеснили из моей души последние остатки добрых чувств. Я
лелеял теперь лишь злобные мысли — самые черные и злобные мысли, какие
только могут прийти в голову. Моя обычная мрачность переросла в ненависть ко
всему сущему и ко всему роду человеческому; и более всех страдала от
внезапных, частых и неукротимых взрывов ярости, которым я слепо предавался,
моя безропотная и многотерпеливая жена.
Однажды по какой-то хозяйственной надобности мы с ней спустились в
подвал старого дома, в котором бедность принуждала нас жить. Кот увязался
следом за мной по крутой лестнице, я споткнулся, едва но свернул себе шею и
обезумел от бешенства. Я схватил топор и, позабыв в гневе презренный страх,
который до тех пор меня останавливал, готов был нанести коту такой удар, что
зарубил бы его на месте. Но жена удержала мою руку. В ярости, перед которой
бледнеет ярость самого дьявола, я вырвался и раскроил ей голову топором. Она
упала без единого стона.
Совершив это чудовищное убийство, я с полнейшим хладнокровием стал
искать способа спрятать труп. Я понимал, что но могу вынести его из дома
днем или даже под покровом ночи без риска, что это увидят соседи. Много
всяких замыслов приходило мне на ум. Сперва я хотел разрубить тело на мелкие
куски и сжечь в печке. Потом решил закопать его в подвале. Тут мне
подумалось, что лучше, пожалуй, бросить его в колодец на дворе — или забить
в ящик, нанять носильщика и велеть вынести его из дома. Наконец я избрал,
как мне казалось, наилучший путь. Я решил замуровать труп в стене, как
некогда замуровывали свои жертвы средневековые монахи.
Подвал прекрасно подходил для такой цели. Кладка стен была непрочной, к
тому же не столь давно их наспех оштукатурили, и по причине сырости
штукатурка до сих пор не просохла. Более того, одна стена имела выступ, в
котором для украшения устроено было подобие камина или очага, позднее
заложенного кирпичами и тоже оштукатуренного. Я не сомневался, что легко
сумею вынуть кирпичи, упрятать туда труп и снова заделать отверстие так, что
самый наметанный глаз по обнаружит ничего подозрительного.
Я не ошибся в расчетах. Взяв лом, я легко вывернул кирпичи, поставил
труп стоймя, прислонив его к внутренней стене, и без труда водворил кирпичи
на место. Со всяческими предосторожностями я добыл известь, песок и паклю,
приготовил штукатурку, совершенно неотличимую от прежней, и старательно
замазал новую кладку. Покончив с этим, я убедился, что все в полном порядке.
До стоны словно никто и не касался. Я прибрал с полу весь мусор до последней
крошки. Затем огляделся с торжеством и сказал себе:
— На сей раз, по крайней мере, труды мои не пропали даром.
После этого я принялся искать тварь, бывшую причиной стольких
несчастий; теперь я наконец твердо решился ее убить. Попадись мне кот в то
время, участь его была бы решена; но хитрый зверь, напуганный, как видно,
моей недавней яростью, исчез, будто в воду канул. Невозможно ни описать, ни
даже вообразить, сколь глубокое и блаженное чувство облегчения наполнило мою
грудь, едва ненавистный кот исчез. Всю ночь он не показывался; то была
первая ночь, с тех пор как он появился в доме, когда я спал крепким и
спокойным сном; да, спал, хотя на душе моей лежало бремя преступления.
Прошел второй день, потом третий, а мучителя моего все не было. Я вновь
дышал свободно. Чудовище в страхе бежало из дома навсегда! Я более его но
увижу! Какое блаженство! Раскаиваться в содеянном я и не думал. Было учинено
короткое дознание, но мне не составило труда оправдаться. Сделали даже обыск
— но, разумеется, ничего не нашли. Я не сомневался, что отныне буду
счастлив.
На четвертый день после убийства ко мне неожиданно нагрянули
полицейские и снова произвели в доме тщательный обыск. Однако я был уверен,
что тайник невозможно обнаружить, и чувствовал себя преспокойно. Полицейские
велели мне присутствовать при обыске. Они обшарили все уголки и закоулки.
Наконец они в третий или четвертый раз спустились в подвал. Я не повел и
бровью. Сердце мое билось так ровно, словно я спал сном праведника. Я
прохаживался по всему подвалу. Скрестив руки на груди, я неторопливо
вышагивал взад-вперед. Полицейские сделали свое дело и собрались уходить.
Сердце мое ликовало, и я не мог сдержаться. Для полноты торжества я жаждал
сказать хоть словечко и окончательно убедить их в своей невиновности.
— Господа, — сказал я наконец, когда они уже поднимались по лестнице, —
я счастлив, что рассеял ваши подозрения. Желаю вам всем здоровья и немного
более учтивости. Кстати, господа, это… это очень хорошая постройка (в
неистовом желании говорить непринужденно я едва отдавал себе отчет в своих
словах), я сказал бы даже, что постройка попросту превосходна. В кладке этих
стен — вы торопитесь, господа? — нет ни единой трещинки. — И тут, упиваясь
своей безрассудной удалью, я стал с размаху колотить тростью, которую держал
в руке, по тем самым кирпичам, где был замурован труп моей благоверной.
Господи боже, спаси и оборони меня от когтей Сатаны! Едва смолкли
отголоски этих ударов, как мне откликнулся голос из могилы!.. Крик, сперва
глухой и прерывистый, словно детский плач, быстро перешел в неумолчный,
громкий, протяжный вопль, дикий и нечеловеческий, — в звериный вой, в
душераздирающее стенание, которое выражало ужас, смешанный с торжеством, и
могло исходить только из ада, где вопиют все обреченные на вечную муку и
злобно ликуют дьяволы.
Нечего и говорить о том, какие безумные мысли полезли мне в голову.
Едва не лишившись чувств, я отшатнулся к противоположной стене. Мгновение
полицейские неподвижно стояли на лестнице, скованные ужасом и удивлением. Но

Страницы: 1 2 3

Комментарии:
  1. 41 коммент. к “Черный кот”

  2. Нюся - Ноя 23, 2010 | Ответить

    история очень сильная,не для слабонервных О_о
    ужас…

    [Ответить]

    Равин ответил:

    Без сомнений очень интересное произведение, только мне не понравилось что автор называет кота чудовищем, хотя на самом деле на оборот…

    [Ответить]

  3. mafiya - Фев 5, 2011 | Ответить

    ДА ПРОИЗВЕДЕНИЕ СИЛЬНОЕ…МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ

    [Ответить]

  4. невермор - Апр 25, 2011 | Ответить

    шикарнейшее произведение.

    [Ответить]

  5. Кирилл - Апр 28, 2011 | Ответить

    ceпер очень было интересно читать )

    [Ответить]

  6. Cоня - Май 17, 2011 | Ответить

    Шикарное произведение!!!! Одно из самых лутчих работ Эдгара По!

    [Ответить]

  7. Алёна - Май 28, 2011 | Ответить

    да прикольно)

    [Ответить]

  8. Аня - Июл 4, 2011 | Ответить

    Да…ужас просто,но мне понравилось…жаль жену и кота.

    [Ответить]

  9. Игорь - Сен 26, 2011 | Ответить

    Читаю ночью , один в комнате, стало очень жутко… шикарно написано!

    [Ответить]

    Marina ответил:

    О да…это было нечто …
    Д ещё и читать ночью одной в комнате…

    [Ответить]

  10. Ворон - Окт 29, 2011 | Ответить

    По-мастер страха..

    [Ответить]

  11. koruzja - Дек 18, 2011 | Ответить

    Вот в этом и заключается мастерство автора! Как писал Достоевский:»Знаю, что неправда, но верю». Головой понимаешь, что такого в принципе не может быть, но все же веришь…

    [Ответить]

  12. Женек - Дек 27, 2011 | Ответить

    ничего особенного

    [Ответить]

  13. Ольга - Апр 5, 2012 | Ответить

    Даа произведение что нада)очень понравилось,только показалось что слишком маленькое…
    Это точно полное содержание?

    [Ответить]

    dRon ответил:

    Да, это полная версия

    [Ответить]

  14. Evny - Апр 22, 2012 | Ответить

    *-* Шедевр. Просто неописуемой красоты шедевр…

    [Ответить]

  15. Имя - Июн 6, 2012 | Ответить

    Похоже на страшилку.. пугать в темной комнате..

    [Ответить]

  16. Ареянка - Мар 12, 2013 | Ответить

    Восхитительнейшее произведениеЙ Я потрясена! И, Равин, поймите, что не считал бы ГГ кота чудовищем — не было бы ничего! Я обожаю животных, особенно кошек: их ленивую грацию, манящие глаза и басовитое, идущее откуда-то из груди мурлыканье; но этот рассказ… По веливолепен!!!!!

    [Ответить]

  17. Кай - Июн 22, 2013 | Ответить

    В общем, пейте, дети, молоко, будете здоровы)

    [Ответить]

  18. Алексей - Мар 7, 2014 | Ответить

    Классный рассказ.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!