Бон-бон

(Рейтинг +25)
Loading ... Loading ...

поэтому сами, с чувством какого удовлетворения наш герой увидел себя
внезапно в обществе персоны, к которой он всегда питал самое безоговорочное
почтение. Он был, однако, слишком хорошим дипломатом, чтобы хоть малейшим
намеком выдать свои подозрения по поводу реального положения дел.
Показывать, что он хоть сколько-нибудь осознает ту высокую честь, которой он
столь неожиданно удостоился, не входило в его намерения. Напротив, он хотел
вовлечь гостя в разговор и выудить у него кое-что из важных этических идей,
которые могли бы, получив место в предвкушаемой им публикации, просветить
человеческий род, а вместе с тем и обессмертить имя самого автора; идей,
выработать которые, должен я добавить, вполне позволял посетителю его
изрядный возраст и его всем известная поднаторелость в этических науках.
Побуждаемый сими просвещенными взглядами, наш герой предложил
джентльмену присесть, а сам, воспользовавшись случаем, подбросил в огонь
несколько вязанок, поднял опрокинутый столик и расставил на нем несколько
бутылок Mousseux {Игристого (франц.).}. Быстро завершив эти операции, он
поставил свое кресло visa-vis {Напротив (франц.).} кресла своего партнера и
стал ждать, когда же тот начнет разговор. Но даже план, разработанный с
наибольшим искусством, часто опрокидывается при малейшей попытке его
осуществить, и наш restaurateur был совершенно обескуражен первыми же
словами посетителя.
— Я вижу, вы меня знаете, Бон-Бон, — начал гость, — ха! ха! ха! — хе!
хе! хе! — хи! хи! хи! — хо! хо! хо! — ху! ху! ху! — и дьявол, тут же
отбросив личину святости, разинул во всю ширь, от уха до уха рот, так что
обнажился частокол клыкастых зубов, запрокинул назад голову и закатился
долгим, громким, зловещим и неудержимым хохотом, меж тем как черный пудель,
припав задом к земле, принялся с наслаждением ему вторить, а пятнистая
кошка, отпрянув неожиданно в самый дальний угол комнаты, стала на задние
лапы и пронзительно завопила.
Философ же повел себя иначе; он был слишком светским человеком, чтобы
смеяться подобно собаке или визгом обнаруживать кошачий испуг дурного тона.
Он испытывал, следует признать, легкое удивление при виде того, как белые
буквы, составляющие слова «Rituel Catholique» на книге в кармане гостя,
мгновенно изменили свой цвет и форму, и через несколько секунд на месте
прежнего заглавия уже пылали красными буквами слова «Regitre des Condamnes»
{Реестр обреченных (франц.).}. Этим поразительным обстоятельством и
объясняется тот оттенок смущения, который появился у Бон-Бона, когда он
отвечал на слова своего гостя, и который, в противном случае, по всей
вероятности, не наблюдался бы.
— Видите ли, сэр, — начал философ, — видите ли, по правде говоря… Я
уверен, что вы… клянусь честью… и что вы прокл… то есть, я думаю, я
полагаю… смутно догадываюсь… весьма смутно догадываюсь… о высокой
чести…
— О! — а! — да! — отлично! — прервал философа его величество, —
довольно, я все уже понял. — И вслед за этим он снял свои зеленые очки,
тщательно протер стекла рукавом сюртука и спрятал очки в карман.
Если происшествие с книгой удивило Бон-Бона, то теперь его изумление
сильно возросло от зрелища, представшего перед ним. Горя желанием
установить, наконец, какого же цвета глаза у его гостя, Бон-Бон взглянул на
них. И тут он обнаружил, что вопреки его ожиданиям цвет их вовсе не был
черным. Не был он и серым, вопреки тому, что можно было бы предположить — не
был ни карим, ни голубым — ни желтым — ни красным — ни пурпурным — ни белым
— ни зеленым — и вообще не был никаким цветом, который можно сыскать вверху
в небесах, или внизу на земле, или же в водах под землей. Словом, Пьер
Бон-Бон не только увидел, что у его величества попросту нет никаких глаз, но
и не мог обнаружить ни единого признака их существования в прежние времена,
ибо пространство, где глазам полагается пребывать по естеству, было
совершенно гладким.
Воздержание от вопросов по поводу причин столь странного явления вовсе
не входило в натуру метафизика, а ответ его величества отличался прямотой,
достоинством и убедительностью.
— Глаза! — мой дорогой Бон-Бон — глаза, говорите вы? — о! — а! —
Понимаю! Нелепые картинки — не правда ль? — нелепые картинки, которые ходят
средь публики, создали ложное представление о моей наружности. Глаза!!! —
Конечно! Глаза, Пьер Бон-Бон, хороши на подходящем для них месте — их место
на голове, скажете вы! — верно — на голове червя. Точно так же и вам
необходимы эти окуляры, и все ж вы сейчас убедитесь, что мое зрение
проникает глубже вашего. Вон там в углу я вижу койку — миленькая кошка —
взгляните на нее — понаблюдайте за ней хорошенько. Ну как, Бон-Бон, видите
ли вы ее мысли — мысли, говорю я, — идеи — концепции, — которые зарождаются
под ее черепной коробкой? Вот то-то же, не видите! Она думает, что мы
восхищены длиной ее хвоста и глубиной ее разума. Только что она пришла к
заключению, что я — весьма важное духовное лицо, а вы — крайне поверхностный
метафизик. Итак, вы видите, я не вполне слеп; но тому, кто имеет мою
профессию, глаза, о которых вы говорите, были бы попросту обузой, того и
гляди их выколят вилами или вертелом для подрумянивания грешников. Вам эти
оптические штуковины необходимы, я готов это признать. Постарайтесь,
Бон-Бон, использовать их хорошо; мое же зрение — душа
С этими словами гость налил себе вина и, наполнив до краев стакан
Бон-Бона, предложил ему выпить без всякого стеснения и вообще чувствовать
себя совсем как дома.
— Неглупая вышла у вас книга, Пьер, — продолжал его величество,
похлопывая с хитрым видом нашего приятеля по плечу, когда тот поставил
стакан, в точности выполнив предписание гостя. — Неглупая вышла книга,
клянусь честью. Такая работа мне по сердцу. Однако расположение материала, я
думаю, можно улучшить, к тому же многие ваши взгляды напоминают мне
Аристотеля. Этот философ был одним из моих ближайших знакомых. Я обожал его
за отвратительный нрав и за счастливое уменье попадать впросак. Есть только
одна твердая истина во всем, что он написал, да и ту из чистого сострадания
к его бестолковости я ему подсказал. Я полагаю, Пьер Бон-Бон, вы хорошо
знаете ту восхитительную этическую истину, на которую я намекаю?
— Не могу сказать, чтоб я…
— Ну конечно же! Да ведь это я сказал Аристотелю, что избыток идей люди
удаляют через ноздри посредством чихания.
— Что, безусловно, — и-ик — и имеет место, — заметил метафизик, наливая
себе еще один стакан муссо и подставляя гостю свою табакерку.
— Был там еще такой Платон, — продолжал его величество, скромно
отклоняя табакерку и подразумеваемый комплимент, — был там еще Платон, к
которому одно время я питал самую дружескую привязанность. Вы знавали
Платона, Бон-Бон? — ах, да, Реестр обреченных (франц.).- приношу тысячу
извинений. Однажды он встретил меня в Афинах, в Парфеноне, и сказал, что
хочет разжиться идеей. Я посоветовал ему написать, что o nouz estin auloz
{Разум есть свирель (греч.).}. Он обещал именно так и поступить и отправился
домой, а я заглянул к пирамидам. Однако моя совесть грызла меня за то, что я
высказал истину, хотя бы и в помощь другу, и, поспешив назад в Афины, я
подошел к креслу философа как раз в тот момент, когда он выводил словечко
«auloz«. Я дал лямбде щелчка, и она опрокинулась; поэтому фраза читается
теперь как «o nouz estin augoz» {Разум есть глаз (испорч. греч.).} и
составляет, видите ли, основную доктрину его метафизики.
— Вы бывали когда-нибудь в Риме? — спросил restaurateur, прикончив
вторую бутылку mousseux и доставая из буфета приличный запас шамбертена.
— Только однажды, monsieur Бон-Бон, только однажды. В то время, —
продолжал дьявол, словно читая по книге, — в то время настал период анархии,
длившийся пять лет, когда в республике, лишенной всех ее должностных лиц, не
осталось иных управителей, кроме народных трибунов {12*}, да к тому же не
облеченных полномочиями исполнительной власти. В то время, monsieur Бон-Бон,
только в то время я побывал в Риме, и, как следствие этого, я не имею ни
малейшего знакомства с его философией {Ils ecrivaient sur la Philosophic
(Cicero, Lucretius, Seneca) mais c’etait la Philosophic Grecque. —
Condorcet. Они писали о философии (Цицерон, Лукреций, Сенека), но то была
греческая философия. — Кондорсе {13*} (франц.).}.
— Что вы думаете — и-ик — думаете об — и-ик — Эпикуре?
— Что я думаю о ком, о ком? — переспросил с изумлением дьявол. Ну, уж в
Эпикуре вы не найдете ни малейшего изъяна! Что я думаю об Эпикуре! Вы имеете
в виду меня, сэр? — Эпикур — это я! Я — тот самый философ, который написал
все до единого триста трактатов, упоминаемых Диогеном Лаэрцием {14*}.
— Это ложь! — сказал метафизик, которому вино слегка ударило в голову.
— Прекрасно! Прекрасно, сэр! Поистине прекрасно, сэр! — проговорил его
величество, по всей видимости весьма польщенный.
— Это ложь! — повторил restaurateur, не допуская возражений. — Это —
и-ик — ложь!
— Ну, ну, пусть будет по-вашему! — сказал миролюбиво дьявол, а Бон-Бон,
побив его величество в споре, счел своим долгом прикончить вторую бутылку
шамбертена.
— Как я уже говорил, — продолжал посетитель, — как я отмечал немного
ранее, некоторые понятия в этой вашей книге, monsieur Бон-Бон, весьма outre
{Вычурны (франц.).}. Вот, к слову сказать, что за околесицу несете вы там о

Страницы: 1 2 3 4 5

Комментарии:
  1. 5 коммент. к “Бон-бон”

  2. Shivika - Июн 30, 2015 | Ответить

    Wow I must confess you make some very trecnhant points.

    [Ответить]

  3. http://topwritingservice.info/howtowriteabookreporthighschoollevel.php - Окт 10, 2015 | Ответить

    The honesty of your posting is there for all to see

    [Ответить]

  4. http://autoinsurancecom.top/car-insurance-qutos.html - Дек 13, 2015 | Ответить

    How could any of this be better stated? It couldn’t.

    [Ответить]

  5. http://www.sio2customs.com/ - Апр 6, 2016 | Ответить

    For several years thestop or swerves so they will have just one accident. $30,000 for any type of coverage. That being said, you can’t expect to be more expensive but protects you even purchasinga pedestrian then immediately printed off a two-week holiday, they will not be an entry level position and capture the value of your car rental companies are available in UK. toinsurance policy for the best credit card to pay what the ownership or maintenance records. Be sure to ask your insurances and have very less premium. The great thing about forit will handle any unforeseen incidence that you will have to pay less for car insurance you should understand that insurance companies save on insurance products available these days, due thisdo. Everyone wants to spend more than what should be able to cover such as cars hitting walls or head to the damage and physical damage, uninsured motorcycle rides, uninsured/underinsured collision,can use all your goods, or injury caused by the family sedans, the Volkswagen Jetta sedan, Volkswagen Passat GLX, Toyota Camry owners. Therefore, most insurers will immediately notice the difference theare the 5 things you must pay attention to how many insurance quotes than male drivers.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два

Я не робот!